3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Китайцы покупают в Италии завод по выпуску полупроводников

Китайцы покупают в Италии завод по выпуску полупроводников

Согласно текущему пятилетнему плану развития Китая, значительные усилия направляются на развитие производства электроники во всех её проявлениях — от разработки и производства элементной базы до создания комплексных решений. На эти цели правительство страны выделяет огромные даже по мировым меркам средства. Внешне это также проявляется в интенсивной скупке или в попытке таковой зарубежных разработчиков и производителей.

Так, на днях крупнейший китайский контрактный производитель полупроводников — компания Semiconductor Manufacturing International Corporation (SMIC) — сообщила о первом приобретении за рубежом. За сумму в 49 млн евро SMIC договорилась купить контрольный пакет акций полупроводникового завода в Италии (в городе Авеццано). Добавим, сделка должна быть закрыта к 29 июля.

Итальянский завод LFoundry принадлежит немецкой компании LFoundry Europe GmbH и итальянской компании Marsica Innovation SPA. Каждой из них останется по 15 % акций предприятия, тогда как китайский производитель получит 70 % акций Lfoundry и фактически станет хозяином производства. Мощности LFoundry — это до 40 тыс. 200-мм полупроводниковых подложек каждый месяц. На своих китайских заводах SMIC ежемесячно может обрабатывать до 162 тыс. 200-мм пластин и до 62,5 тыс. 300-мм пластин. В мировом рейтинге компания SMIC занимает четвёртое место в списке крупнейших контрактных производителей чипов и пятое, если считать контрактное производство Samsung (для Samsung, как известно, контрактное производство не является основным видом деятельности).

Покупка завода в Италии расширяет перед компанией SMIC выход на международные рынки. Итальянское производство специализируется на выпуске датчиков изображения, аналоговых дискретных и интегрированных решений, а также определённых чипов для логических цепей. Сфера применения продукции — это автомобильная промышленность, промышленная автоматика и системы безопасности. Это будет хорошее дополнение к списку продукции SMIC и явно сыграет на повышение авторитета китайской компании на мировой арене.

Китайцы покупают в Италии завод по выпуску полупроводников

Согласно текущему пятилетнему плану развития Китая, значительные усилия направляются на развитие производства электроники во всех её проявлениях — от разработки и производства элементной базы до создания комплексных решений. На эти цели правительство страны выделяет огромные даже по мировым меркам средства. Внешне это также проявляется в интенсивной скупке или в попытке таковой зарубежных разработчиков и производителей.

Так, на днях крупнейший китайский контрактный производитель полупроводников — компания Semiconductor Manufacturing International Corporation (SMIC) — сообщила о первом приобретении за рубежом. За сумму в 49 млн евро SMIC договорилась купить контрольный пакет акций полупроводникового завода в Италии (в городе Авеццано). Добавим, сделка должна быть закрыта к 29 июля.

Итальянский завод LFoundry принадлежит немецкой компании LFoundry Europe GmbH и итальянской компании Marsica Innovation SPA. Каждой из них останется по 15 % акций предприятия, тогда как китайский производитель получит 70 % акций Lfoundry и фактически станет хозяином производства. Мощности LFoundry — это до 40 тыс. 200-мм полупроводниковых подложек каждый месяц. На своих китайских заводах SMIC ежемесячно может обрабатывать до 162 тыс. 200-мм пластин и до 62,5 тыс. 300-мм пластин. В мировом рейтинге компания SMIC занимает четвёртое место в списке крупнейших контрактных производителей чипов и пятое, если считать контрактное производство Samsung (для Samsung, как известно, контрактное производство не является основным видом деятельности).

Покупка завода в Италии расширяет перед компанией SMIC выход на международные рынки. Итальянское производство специализируется на выпуске датчиков изображения, аналоговых дискретных и интегрированных решений, а также определённых чипов для логических цепей. Сфера применения продукции — это автомобильная промышленность, промышленная автоматика и системы безопасности. Это будет хорошее дополнение к списку продукции SMIC и явно сыграет на повышение авторитета китайской компании на мировой арене.

Проводники технологий: как Китай и Америка воюют за рынок микросхем

По масштабам высокотехнологичного производства можно судить о технологическом уровне государства. Доля высокотехнологичного производства в ВВП США составляет всего 3%, при этом высокотехнологичная промышленность финансирует примерно половину американского бизнеса в области НИОКР.

По объему производства в высокотехнологичных областях Китай вплотную приблизился к США и, возможно, превзойдет этот уровень в ближайшее время. Согласно данным IHS Global Insight, World Industry Service database (2014), размер мирового рынка высокотехнологичной промышленной продукции в 2014 году составлял $1,8 трлн. Доля КНР в высокотехнологичных отраслях промышленности составляла 27%, а доля США – 29%.

Производство полупроводников — стратегическая отрасль промышленности. Прогресс в полупроводниковой отрасли открывает новые перспективы в электронике, робототехнике, создает новые бизнесы и отрасли промышленности. Инновации в полупроводниковой отрасли, критичны для военно-промышленного комплекса, обеспечения кибербезопасности государства.

По данным IHS Markit, в 2016 году объем мирового рынка полупроводников составил $352,4 млрд., из них свыше $200 млрд. – рынок Китая, при этом полупроводниковую продукцию на сумму свыше $100 млрд. в год КНР импортирует. Для сравнения, объем экспорта полупроводников США в 2016 году составил $43,1 млрд. – это третья позиция в экспорте продукции промышленного производства США после самолетов и автомобилей и первая позиция в экспорте электроники. На экспорт идет свыше 80% полупроводников, произведенных в США.

Замедление инноваций в полупроводниковой отрасли

Совершенствование технологии ведет к непрерывному уменьшению размеров полупроводниковых схем. Intel планирует начать производство опытных 10-нм процессоров во второй половине 2017, в этом году чиповый гигант планирует представить процессоры на улучшенном 14-нм техпроцессе. Стоимость современной фабрики, обрабатывающей кремниевые пластины диаметром 300 мм в США превышает $12 млрд, а всего лишь 5 лет назад стоимость самого современного завода была ниже $5 млрд.

Чтобы только окупить затраты на строительство новой фабрики по производству пластин 300 мм, компания в течение 10 лет должна генерировать продажи на уровне порядка $24 млн. в неделю. Поэтому многие крупнейшие производители, такие как Taiwan Semiconductor Manufacturing Company (TSMC) получают значительную часть дохода, работая на оборудовании прошлого поколения, которое было передовым более 10 лет назад. Сведение к минимуму закупок новых узлов позволяет им поддерживать экономическую эффективность производства.

Для разработки пластин следующего поколения (450 мм) пять крупнейших производителей чипов GlobalFoundries, Samsung, Intel, IBM и TSMC пять лет назад основали консорциум G450C. В январе 2017 года две из пяти компаний вышли из консорциума из-за высоких затрат на реализацию проекта, отодвинув, таким образом, создание кремниевой пластины диаметром 450 мм на неопределенный срок.

Замедление темпов инноваций и вступление полупроводниковой отрасли в более зрелую стадию развития открыло для Китая возможность уменьшить отставание от мировых лидеров. В 13 пятилетнем плане 2015-2020 гг. и плане «Made in China 2025» китайское руководство обозначило развитие собственной полупроводниковой отрасли в качестве стратегического приоритета. Согласно отчету Консультативного совета по науке и технологиям при Президенте США (PCAST), вышедшему в январе 2017, в ближайшие 10 лет Китай планирует потратить $150 млрд государственных средств на создание полупроводниковой промышленности мирового класса.

Блокирование сделок по покупке технологий Китаем со стороны США

Для создания технологической базы новой промышленности, в 2015 году Китай совершил ряд сделок по покупке иностранных компаний – производителей полупроводников на общую сумму $17,14 млрд — 12% от общего объема сделок по слияниям и поглощениям в полупроводниковой отрасли за год. В 2016 году деятельность Китая в области M&A столкнулась с серьезными препятствиями со стороны США.

В январе 2016 года Комитет по иностранным инвестициям в США (CFIUS) заблокировал сделку по приобретению за $3,3 млрд подразделения Philips Lumileds LED, базирующегося в Калифорнии, консорциумом, возглавляемым китайским инвестором GO Scale Capital Ltd.

В феврале 2016 CFIUS заблокировал сделку по приобретению за $3,8 млрд контрольного пакета американской Western Digital китайской компанией Unisplendour. В сентябре 2016 Unisplendour и Western Digital объявили о создании совместного предприятия Unis-WDC Storage Co., где 51% будет принадлежать Unisplendour, а 49% — Western Digital.

Китайские компании делали предложения о покупке американским корпорациям Micron, Fairchild, Lattice Semiconductor, но получили отказ, мотивированный тем, что сделка не будет одобрена CFIUS.

Читать еще:  Oninaki — умереть спокойно не дадут

В декабре 2016 президент Обама заблокировал сделку по покупке за $723 млн немецкого производителя полупроводников Aixtron китайским инвестфондом Fujian Grand Chip Investment Fund. Блокирование США покупки не американской, а зарубежной компании не имеет прецедентов в истории Соединенных Штатов.

Технологии в обмен на допуск на рынок Китая

По данным Semiconductor Industry Association, в 2016 году потребление полупроводников в Китае выросло на 9,2%, в то время как потребление в Северной и Южной Америке упало на 4,7%. Производство сместилось в Азию. Американские корпорации, контролирующие половину мирового рынка полупроводников, сосредоточили в США только 13% производства. 55% мирового производства полупроводников на сегодняшний день приходится на Тайвань.

Тайвань также как и США, в 2016 году блокировал покупку своей компании Siliconware Precision Industries Co. китайской корпорацией Tsinghua Unigroup.

Ассиметричный ответ Китая – выделение значительных субсидий на вложенный капитал иностранным компаниям – производителям полупроводников, поощряющие размещение производства в Китае. С другой стороны, компании, не планирующие перемещать производство в КНР, могут столкнуться с ограничительными мерами китайского правительства. В целях укрепления кибербезопасности, например, китайским государственным структурам, бизнес структурам с государственным участием может быть предписано не закупать продукцию компаний, производство которых расположено за пределами КНР. Таким образом, для тех, чье производство находится вне КНР, рынок существенно сужается и, соответственно, повышаются удельные затраты, а для тех, чье производство располагается внутри Китая, создаются благоприятные условия.

Результаты такой политики не заставили себя долго ждать: тайваньские компании Powerchip Technology Corp, TSMC и United Microelectronics Corp. инвестируют в строительство современных фабрик, обрабатывающих кремниевые пластины диаметром 300 мм в китайских городах Hefei, Nanjing и Xiamen. Одновременно с технологиями Китай привлекает из Тайваня высококвалифицированные инженерные кадры. Американская корпорация GlobalFoundries также заявила о строительстве новой фабрики (300 мм) на территории КНР в городе Chengdu.

По оценкам международной промышленной ассоциации, специализирующейся на промышленности в области микро- и наноэлектроники SEMI, до 2020 года в Китае ожидается бум в строительстве фабрик, обрабатывающих кремниевые пластины диаметром 300 мм. Ниже приведена информация по 16 проектам, которые значительно усилят позиции КНР на мировом рынке полупроводников.

Новая полупроводниковая промышленность КНР

Получив тем или иным способом доступ к передовым технологиям, Китай активно развивает собственную полупроводниковую отрасль. Так, например, один из флагманов китайской полупроводниковой индустрии Tsinghua Unigroup Ltd. строит крупнейший в Китае комплекс по производству полупроводников за $30 млрд в городе Nanjing. Крупнейшая китайская компания Semiconductor Manufacturing International Corporation (SMIC) строит сразу три фабрики, которые будут обрабатывать кремниевые пластины диаметром 300 мм.

Одновременно со строительством современных фабрик КНР содействуют развитию местных компаний, занимающихся разработкой интегральных микросхем (IC design) и передающих изготовление полупроводниковой продукции на аутсорсинг фабрике. Таким компаниям выделяется финансирование от китайских государственных инвестиционных фондов, на них распространяются налоговые льготы и преференции в получении государственных заказов.

В результате этой политики количество китайских компаний занимающихся проектированием микросхем за два года удвоилось: с 681 в 2014 году до 1362 в 2016 году. По данным China Semiconductor Industry Association, выручка крупнейшей китайской компании, занимающейся разработкой микросхем, HiSilicon Technologies в 2016 году составила $3,76 млрд., за ней следует Unigroup Spreadtrum RDA с выручкой $1,8 млрд.

За последние годы сегмент IC design вырос в пять раз с $5 млрд в 2010 до $25 млрд в 2016 году.

Изменение расстановки сил на мировом рынке полупроводников

Мировой рынок полупроводников никогда не был свободным. Научные исследования и разработки сначала ведутся под патронатом государства, потом их начинает оплачивать рынок. Для тех, кто вышел на рынок позже, стоимость входа будет выше — необходимо дополнительно оплатить ту часть НИОКР, которую финансировал рынок.

Когда стоимость затрат на НИОКР начинает превышать возможности рынка эффективно, с экономической точки зрения, реализовать достижения новых технологий, темпы внедрения инноваций замедляются. На этапе насыщения рынка новые технологии приобретаются через покупку компаний – лидеров соответствующих направлений. В 2015 объем сделок M&A в полупроводниковой отрасли составил около $140 млрд. Сопоставимая сумма сделок M&A в отрасли была и в 2016 году.

Входной билет на рынок полупроводников на этапе насыщения стоит настолько дорого, что запоздавшему игроку выходить на него экономически не эффективно. Такое решение можно делать только по стратегическим соображениям, а это уже уровень государства. Требование от мировых лидеров отрасли к правительству КНР не вмешиваться в рыночные механизмы, регулирующие полупроводниковую промышленность – это попытка закрепить существующую расстановку сил на рынке, вступающем в этап зрелости.

Китай неоднократно доказывал, что покрыть технологическое отставание в отрасли на этапе замедления инноваций – задача выполнимая. Пользуясь уникальными возможностями, которые КНР дает статус «мировой фабрики», Китай собирает на своей территории крупнейших игроков полупроводниковой промышленности и создает огромные по масштабам современные дополнительные мощности, формирует большой пул местных разработчиков интегральных микросхем. Глобальные компании, к которым Китай сможет приблизиться технологически, будут вытеснены с рынка его экономической мощью за счет жесткой ценовой конкуренции. Низкие цены на полупроводниковую продукцию сделают экономически неэффективными инвестиции в создание полупроводников следующего поколения в обозримом будущем.

В качестве ответа на вызов Китая Консультативный совета по науке и технологиям при Президенте США (PCAST) в январе 2017 определил направления, развитие которых могло бы обеспечить долгосрочное лидерства США в полупроводниковой отрасли. В их числе — разработка доступных способов изготовления полупроводников, которые пришли бы на смену кремниевым фабрикам за миллиарды долларов и давали бы возможность производить небольшие партии продукции

Китайцы покупают в Италии завод по выпуску полупроводников

«Гродно Азот» продолжит работы по заключению контракта на строительство нового комплекса по выпуску азотных удобрений с итальянской компанией Tecnimont, которая может стать генеральным подрядчиком для реализации проекта. Об этом сообщил «Вестнику Белнефтехима» начальник управления реализации строительства азотного комплекса Павел Логис.

Фото: Вестник Белнефтехима

В 2019 году «Гродно Азот» проводил конкурс и переговоры с потенциальными генподрядчиками. В итоге в финальный раунд вышли пять компаний: из Китая — CITIC, CMIC, COMPLANT, Кореи — Samsung и Италии — Tecnimont.

— По результатам рассмотрения предложений претендентов и проведения очных переговоров решением конкурсной комиссии предложения китайских и корейской компаний были отклонены как не соответствующие требованиям документации для переговоров. К процедуре улучшения предложения была допущена Tecnimont, — сообщил представитель «Гродно Азота».

Группа Maire Tecnimont является ведущим поставщиком технологий в сфере строительства и энергетики в Европе. Компания имеет опыт выполнения работ непосредственно в роли ЕРС-подрядчика, в том числе для ряда крупных российских компаний.

Итальянская компания в своем технико-коммерческом предложении представила «Гродно Азоту» индикативные условия получения кредитных ресурсов от европейских банков. Tecnimont гарантировала рост на 5% мощности производства аммиака и карбамида без увеличения капитальных затрат на реализацию проекта и поставку оборудования проверенных производителей. У итальянской компании значение общего удельного энергопотребления комплекса оказалось самым минимальным по сравнению с остальными претендентами.

Поэтому конкурсная комиссия «Гродно Азота» признала победителем процедуры переговоров Tecnimont и намерена с ней продолжить работу по заключению контракта как с генеральным подрядчиком строительства нового азотного комплекса.

В настоящее время продолжается работа над оптимизацией предложения.

— Есть уверенность, что с учетом опыта компании Tecnimont как мирового EPC-контрактора и опыта «Гродно Азота» как эксплуатирующей организации на стадии обсуждения и подписания контракта будут найдены оптимальные пути решения дополнительного снижения капитальных затрат и уменьшения стоимости проекта без ущерба для качества и влияния на работоспособность объекта, — считает Павел Логис.

Новый азотный комплекс в Гродно — это долгоиграющий проект белорусских властей. Разговоры о реализации идут с 2014 года. Сначала в качестве инвесторов рассматривались российские поставщики газа, затем — китайские компании, которые сулили дешевые кредиты. В итоге власти решили строить комплекс сами, но привлечь зарубежного генподрядчика.

Ввод нового комбината в эксплуатацию запланирован на 2025 год. Стоимость строительства оценивается в 1,3 млрд долларов. Расчетный срок окупаемости — десять лет. В результате «Гродно Азот» в два раза увеличит мощности по выпуску карбамида и значительно нарастит экспорт. При этом расход газа снизится примерно на 15%, энергопотребление — на 20%.

Все за сегодня

Политика

Экономика

Наука

Война и ВПК

Общество

ИноБлоги

Подкасты

Мультимедиа

Европа

Китайский вариант «made in Italy»

Китайские торговцы воспользовались кризисом в Европе и завладели итальянской текстильной промышленностью

Итальянский город Прато буквально меняется на глазах. И в 2011 году отсюда по всему миру развозят тысячи и тысячи предметов одежды с надписью Made in Italy, как это и было в последние несколько десятков лет. Но большая часть этой одежды сделана из китайских тканей, и шьют ее прямо здесь исключительно китайцы. Торговцы и рабочие из самой населенной страны мира оккупировали Прато и сделали город крупнейшим китайским мегаполисом в Европе.

Читать еще:  Программы для работы с железом. Часть I – настройка видеокарт


Чао, чао

Прато был самым значительным текстильным городом Европы после Второй мировой войны, но в начале XXI века отрасль постиг кризис, и каждое второе предприятие было вынуждено прекратить работу. После них остались пустые фабрики, которыми воспользовались бизнесмены из Китая, который уже не первый год является главным швейным цехом мира.

Еще по теме: китайские туристы развлекаются на советском авианосце

Из бедных областей китайцы привезли в Прато своих рабочих, посадили их за машинки и постепенно изменили лицо старого итальянского города. Сегодня из 180 тысяч населения Прато четверть составляют китайцы. Мэрия города официально регистрирует 12 тысяч китайских переселенцев, сам префект Мария Гуиа Федерико, представляющая итальянские власти на уровне провинции, говорит, что на самом деле китайцев в городе «в три-четыре раза больше».

Подавляющее большинство из них работает как раз в легкой промышленности. Китайских предприятий в Прато уже более 4 тысяч, а вот число вместе взятых итальянских фирм, работающих во всех отраслях текстильной промышленности, на 500 штук меньше. Из Китая сюда привозят все: рабочих и ткани, из которых потом и шьется одежда. По данным полиции, китайцы ежедневно посылают к себе на родину 1,5 миллиона евро, а за год местная китайская община зарабатывает до 4 миллиардов, главным образом именно на производстве одежды, и, как правило, без уплаты налогов.

Истории новых жителей Прато очень похожи. «Я живу здесь уже больше 10 лет. Я приехала сюда с несколькими родственниками, год ходила на занятия, чтобы выучить итальянский, а потом пошла работать на фабрику, как и вся моя семья», — рассказывает 42-летняя китаянка Луция. Она уже давно не сидит за швейной машинкой. Она работает в агентстве недвижимости, которое специализируется именно на китайских клиентах на бульваре Via Pistoiese, по сути, главной улице китайского квартала в Прато.

Еще по теме: как понимать китайских шпионов

Местный China Town, горожане называют его San Pechino, Святой Пекин, находится в северо-западной исторической части Прато. Улицы здесь по-прежнему обрамляют все те же здания в стиле ренессанс, но почти на каждом углу светится надпись с китайскими иероглифами, а стены исписаны десятками номеров мобильных телефонов. Это номера таксистов, работающих нелегально, врачей и проституток. Китайских. Это связующие элементы и коды, которые каждому новому китайскому иммигранту помогут быстро сориентироваться на новом месте жительства. А потом их уже ждет исключительно комфорт. Турагентство, обменник, агентство недвижимости, магазин продуктов, ювелирная лавка, ресторан, филиал Western Union – всем этим заведуют китайцы для китайцев. У них уже есть свои аптеки, врачи и больницы, и «к китайцу», конечно, можно зайти и за настоящим итальянским кофе.

Большинство таких предприятий здесь существуют нелегально, потому что китайцы не тратят время на сбор печатей, а если придут контролирующие органы, они свои фирмы просто закроют.

Единственное завоевание остальных жителей города – решение мэрии, по которому все китайские магазины и предприятия обслуживания должны быть обозначены на двух языках, то есть и на китайском, и на итальянском. Подобным образом здесь выглядят и дорожные знаки, и таблички на зданиях учреждений.

Moda pronto

«Так сколько вы хотите? Тысячу и в трех цветах? Нет проблем. Через три-четыре дня вы их получите», — обещает китаец, которому принадлежит завод с говорящим названием New Europe. Он пальцами мнет рукав зимнего пальто, чтобы показать клиенту качество материалов. Его предприятие – одно из сотен ему подобных, расположенных здесь, в зале промышленной зоны Macrolotto. Впереди выставлены манекены с предлагаемым товаром, а в задней части от любопытных глаз скрыты работающие и по 16 часов в день наемные швеи.

За каждым иностранцем, прогуливающимся по огромным ангарам, китайцы напряженно следят. И хотя в Прато съезжаются бизнесмены и перекупщики со всего мира и оптом покупают здесь свитера, кожаные куртки, платья и пальто, китайские бизнесмены боятся, что среди белых лиц может оказаться проверяющий или журналист. Публичность – последнее, что им нужно. С представителями СМИ они сами добровольно разговаривать не станут, а если к ним обратиться, они будут делать вид, что не говорят по-итальянски. Единственный шанс попасть внутрь этого бизнеса – представиться покупателем.

«Одно пальто – 14 евро», — начинает переговоры молодая китаянка из фирмы Pronto Moda D&L. Сделки заключаются тихо, и платят преимущественно наличными, без счета-фактуры. В итоге она уступает и снижает цену до 11 евро за одно зимнее пальто. Конечно, без нашивки Made in Italy. Ее якобы потом предоставит другой китаец с итальянским именем Францеско, если с ним договориться. В это время ко входу подъезжают две машины, из одной через минуту выносят сотни штанин, из другой – рукавов. И все быстро исчезает в недрах зала, в то время как его владельцы на улице покуривают перед блестящими лимузинами. На следующий день на манекенах появятся новые модели.

«Китайцы и их фирмы выживают главным образом из-за того, что они не уважают ни одного правила торговли, — говорит по этому поводу президент союза промышленников из Прато Рикардо Марини (Riccardo Marini) и рассказывает до боли знакомую историю. – Они не платят практически никаких налогов, трудоустраивают людей нелегально, не платят социальные платежи, не платят за услуги, которые предоставляет город, например, за вывоз мусора, и так далее. В итоге у них получаются минимальные расходы, и они могут продавать по очень низким ценам, с которыми нельзя конкурировать».

Проверок недостаточно

Неудержимый китайский бизнес в Прато недавно попал в поле зрение итальянских властей, были созданы особые подразделения, состоящие из сотрудников финансовой полиции, государственной полиции, карабинеров и дополнительных членов комиссии по здравоохранению, людей из органов социального обеспечения и пожарных. Все вместе они контролируют производственные помещения и выясняют, нет ли нарушений в области, которая находится в их компетенции. «Эти проверки проводятся постоянно, ежедневно», — рассказывает префект Мария Гуиа Федерико, отвечающая за безопасность города. «Прато для Италии, и не только для нее, — важный пример, потому что здесь на относительно небольшой территории живут представители в общей сложности 118 национальностей, и экономикой движет не совсем контролируемый бизнес, находящийся в руках иностранных компаний. То есть это мультикультурный город, который можно назвать городом будущего, и поэтому необходимо научиться им управлять», — добавляет префект.

Но проблема в том, что китайцы используют такую тактику, благодаря которой они всегда на шаг впереди контролеров. «Их компании существуют всего несколько месяцев, так что когда за ними приходит налоговый инспектор, по данному адресу уже работает другая фирма. Хотя де-факто это та же самая фирма, но формально она, конечно, называется иначе. И официально там числится только один человек, хотя на самом деле у него работают десятки человек. Органы пока с ними могут сделать немного», — объясняет Рикардо Марини из союза промышленников.

Предвыборный лозунг ясен

«Они везде плюют, это ужас», — злится 70-летняя итальянка Мария, живущая в китайском квартале в Прато. Мария как раз пришла навестить свою старую подругу, которая на Via Pistoiese держит химчистку. Последнюю итальянскую химчистку, все остальные уже в руках китайцев. «Китайцы не уважают никаких правил. Они не платят налогов, всю прибыль отправляют в Китай, совершенно ясно, что они вредят итальянской экономике. Они берут и берут, ничего не отдавая!» — повышает голос владельца химчистки и отказывается называть свое имя. Мария стоит рядом и кивает головой.

Недовольство местных жителей из-за прилива китайских иммигрантов нарастает, и поэтому неудивительно, что на выборах горожане отдали свои голоса партиям, которые очень четко определили свою позицию в отношении китайцев и других иммигрантов. Победившие правые, состоявшие из партии Сильвио Берлускони, «Лиги севера» и других партий, в 2009 году на пост мэра Прато поддержали кандидатуру Роберта Ценни (Robert Cenni), который одержал победу на выборах под лозунгом «Уничтожим китайцев!» и с обещанием, что он в городе наведет порядок. Специальные проверки в китайских заведениях и на предприятиях – тоже его рук дело, а мэрия посылает на улицы города полицейские патрули.

Однако китайцы в Италии выбирают не только Прато. В Форли китайцы специализируются на производстве диванов, в Куаррате они делают мебель. Все дешево, быстро, как правило, незаконно и под маркой Made in Italy. Поэтому за методами мэрии Прато начинают следить и другие города. Итальянские производители тканей в Прато в итоге сосредоточились на самых качественных и дорогих материях. Только так они могут конкурировать с китайцами.

Читать еще:  The Surge — отрежьте ножку, пожалуйста

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Главными поставщиками микроэлектроники в Россию оказались три страны Азии

Крупнейшими источниками импорта в Россию электронных компонентов (микросхем, полупроводников, транзисторов, резисторов, диодов и т.п.) являются страны Восточной и Юго-Восточной Азии, выяснил РБК на основе базы данных Федеральной таможенной службы (ФТС).

Так, в 2018 году Россия импортировала больше всего электронных компонентов из Китая — на $605 млн, на втором месте Тайвань — $328 млн. Интересно, что Россия признает Тайвань в качестве части Китая и не имеет с островом официальных межгосударственных отношений, что не мешает импортировать оттуда микроэлектронику.

Третьим крупнейшим поставщиком электронных элементов в Россию выступает Малайзия — $268,4 млн в прошлом году.

Эта же тройка — Китай, Малайзия, Тайвань — остается лидером по поставкам интегральных микросхем, диодов, транзисторов, резисторов и конденсаторов в Россию за первые пять месяцев 2019 года (см. инфографику).

Поводом разобраться в основных направлениях импорта электроники в Россию стала недавняя новость о том, что правительство может отказаться от серийного производства космических аппаратов ГЛОНАСС-К из-за ограничений на импорт иностранных компонентов и невозможности оперативно изготовить российские аналоги. Министр промышленности Денис Мантуров говорил в августе 2018 года, что Россия завозит недостающие компоненты из стран Юго-Восточной Азии, но не называл, откуда конкретно.

В Товарной номенклатуре внешнеэкономической деятельности (ТН ВЭД) такой категории, как «электронные компоненты», нет. В многообразии товарных кодов РБК выбирал следующие группы товаров:

  • ТН ВЭД 8532 — конденсаторы;
  • 8533 — резисторы;
  • 8541 — транзисторы, диоды и аналогичные полупроводниковые приборы;
  • 8542 — интегральные микросхемы;
  • 850450 — катушки индуктивности;
  • 8536 90 100 — соединители, 8536 4X — реле, 8536 (различные субпозиции) — контакторы.

Электронные компоненты не имеют самостоятельного применения. Данная классификация была заимствована из документа «Деловой России» 2016 года (.pdf), ее применимость в общем виде подтвердил РБК собеседник в российской отрасли электронной промышленности. Данные по импорту в стоимостном выражении были выгружены из базы ФТС. Эти данные доступны только за последние три года, поэтому анализ был ограничен 2016–2018 годами и пятью месяцами текущего года.

В российской внешнеторговой статистике импорт учитывается по стране происхождения товара, даже если товар поставлен с территории других стран.

Азия конкурирует с американцами и белорусами

Структура импорта электронных компонентов за последние три года не претерпела существенных изменений.

В десятке крупнейших поставщиков — Южная Корея, Вьетнам, Япония и Филиппины (почти $400 млн импорта из этих стран в прошлом году). Из традиционных западных поставщиков с Россией сотрудничают США (четвертое место) и Германия (седьмое), которые на двоих поставили микроэлектроники на $268 млн в прошлом году. Несмотря на технологические санкции США, Россия продолжает ввозить оттуда разрешенные электронные компоненты — на $388 млн за три года.

«На мой взгляд, США — действительно важный поставщик на мировой рынок новейших технологий. Если таковые трудно сегодня заменить чем-либо сопоставимым, то представляется логичным, например, для производителей конечных космических систем стремиться использовать эти новейшие технологии», — сказал РБК исполнительный директор Ассоциации предприятий компьютерных и информационных технологий Николай Комлев.

Любопытно, что в десятку также входит Белоруссия, из которой были, в частности, ввезены в 2018 году электронные интегральные схемы на $71 млн плюс диоды и транзисторы на $15 млн. Советский Союз в основном самостоятельно обеспечивал себя электронными компонентами, но эти способности резко уменьшились с распадом СССР, пишет эксперт британского Chatham House Ричард Конноли в книге 2018 года «Российский ответ на санкции». Крупная производственная база исторически находилась в Белоруссии, из которой российские фирмы продолжили завозить компоненты.

Тренд на увеличение импорта электронных компонентов из Восточной Азии, особенно из Китая, был заметен еще до начала санкционного противостояния в 2014 году, утверждает Конноли. Однако этот тренд резко ускорился после 2014 года, указывает он. И это произошло за счет падения продаж в Россию со стороны традиционных поставщиков — Германии, Франции, Италии.

Интересно, что к 2016 году еще одна азиатская страна — Индонезия — вышла на второе место по поставкам в Россию электрических трансформаторов и преобразователей (код 8504, который, по словам источника РБК в электронной промышленности, тоже можно включать в электронные компоненты) — $104 млн (вторая позиция после Китая). Однако уже в 2018 году импорт трансформаторов из Индонезии сократился до $9,5 млн, а микроэлектроника оттуда практически не ввозится.

Совокупный объем импорта электронных компонентов, согласно расчетам РБК, из всех стран в 2018 году составил $2,37 млрд, включая $1,29 млрд интегральных микросхем.

При этом высокие позиции Малайзии и Вьетнама в списке поставщиков электронных компонентов для России могут объясняться тем, что это места конечной сборки компонентов (специальной упаковки микросхемы), а сами микросхемы производятся в том же Китае или на Тайване. Поэтому, возможно, фактическая роль Китая и Тайваня еще больше, чем показывает статистика.

Разумеется, далеко не вся импортируемая микроэлектроника представляет собой «чувствительные» поставки для ракетно-космической или оборонной отраслей. Например, под кодом 8542 могут проходить микросхемы как для космоса, так и для обычных онлайн-касс, объясняет собеседник РБК в электронной отрасли.

Санкционные и экспортные ограничения западных стран пока не коснулись производства чисто гражданского электронного оборудования. А военно-промышленный комплекс в основном уже работает на российских комплектующих, говорит источник РБК.

Сложности возникают с поставками продукции двойного назначения, которая может использоваться как в гражданской, так и в оборонной промышленности. Евросоюз и США после 2014 года ограничили экспорт в Россию такой продукции. Заказчики пока находят возможности закупать такие технологии в обход авторизованных каналов, но при этом сталкиваются с серьезными проблемами контрафакта, рассказывает собеседник РБК.

В космических проектах отказы в поставках импортных комплектующих приводят к приостановкам производства. Главным образом это связано с тем, что используются специальные радиационно-стойкие комплектующие, которые выпускаются под конкретный заказ — их нельзя перекупить на открытом рынке. Российские компоненты имеют невысокое качество — особенно если речь идет о космических технологиях; отечественный рынок отстает от мирового на 15–20 лет, считает собеседник РБК.

Другой источник, близкий к российскому производителю микроэлектроники, подтверждает, что для спутников нужны радиационно стойкие микросхемы, которые невозможно приобрести на открытом рынке. «Подобными технологиями обладают в основном США или дружественные им страны», — отметил он. С этим согласен региональный вице-президент спутниковой компании Eutelsat Николай Орлов. Он добавил, что российские компании до санкций были ориентированы на кооперацию с Европой, которая была выстроена с 1990-х годов. «Европейские и азиатские компоненты могут значительно различаться. Переход с одних на другие требует полной смены дизайна устройства, выстраивания кооперации с поставщиками, а на это требуется время», — говорит он.

Если говорить о спутниках ГЛОНАСС, то при их проектировании, вероятно, были недооценены риски санкционных ограничений, поскольку изначально ГЛОНАСС не рассматривался как система, угрожающая национальной безопасности США, говорит исполнительный директор Ассоциации разработчиков и производителей электроники Иван Покровский. Разработчики использовали комплектующие, поставки которых требуют лицензирования, а лицензии на поставки исправно выдавались.

Но теперь, после санкций, перейти на другие комплектующие означает полностью перепроектировать блок или систему и снова провести весь комплекс необходимых испытаний. Требуется совместная работа с разработчиками микросхем и модулей по созданию новых комплектующих — это затраты времени и денег, при этом бюджет, как правило, ограничен, подчеркивает Покровский. «При этом если в системе используются сложные уникальные комплектующие, то чаще бывает, что проще разработать новое решение, чем воспроизвести зарубежную микросхему для замены», — рассуждает он.

Эта проблема носит глобальный характер, говорит Покровский: «Вы закладываете определенные микросхемы, а потом они вдруг становятся недоступны, и причина не только в санкциях». Например, ряд популярных у российских разработчиков микросхем компании Altera был снят с производства после того, как эту компанию в 2015 году приобрела Intel. А эти схемы использовались в космической, военной промышленности, в промышленных системах управления и телекоммуникационном оборудовании, указывает эксперт.

При подготовке этого материала РБК направил запрос в Минпромторг, который ответственен за план мероприятий по импортозамещению в радиоэлектронной промышленности (.pdf).

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector