0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

9 рота – скучная сложность

Равнение на ЭВМ

Афганская война не богата на крупные операции, решающие сражения или масштабные армейские схватки. Основное в ней — локальные военные задания, контроль территории, борьба с партизанами. Неудивительно, что наиболее подходящим жанром для «9 роты» стала тактическая стратегия: под нашим командованием оказываются несколько десятков человек, а цель ставится четкая и небольшая.

Задача игрока — удачно комбинировать действия пехоты, бронетехники и артиллерии с авиацией. Основные принципы близки к однопользовательской кампании World in Conflict: мы должны при помощи небольшого отряда избавляться от возникающих проблем, а в критических ситуациях вызывать поддержку вертолетов или «Града».

Сюжетной основой стратегии стали наиболее типичные задания, характерные для солдат Советской армии. Нам предстоит защищать геологов, атаковать банды душманов, охранять важные дороги, выбираться из засады. «9 роту» можно назвать интерактивной экскурсией по Афганистану восьмидесятых годов: в основу сценария легли воспоминания участников тех событий.

В целом, разработчики тяготели к реалистичности, хотя ради игрового процесса пошли на определенные уступки. Враги стараются действовать хитро (получается не всегда), хорошо вооружены, преобладают числом. Наше преимущество — бронетехника и артобстрелы.

Перед нами атмосферная стратегия. Каждая гибель заставляет на мгновение остановиться, и в то же время понятно: без потерь этот бой не выиграть. Безрассудный командир быстро проиграет, но и излишняя осторожность не ведет к успеху. Начиная задание, важно погрузиться в мир Афганистана, приготовиться к неприятным сюрпризам, принять постоянное напряжение и подчеркнутую чужеродность серо-желтой пустыни.

Лирическое наступление

Вокруг игры накопилось много лишних ассоциаций. Сразу же приходят на ум и кинолицензия, и перебежавший дорогу горе-боевичок «Правда о девятой роте»; неоднозначна и этическая оценка самой Афганской войны. Однако разработчики, судя по всему, оказались выше этого. Та же лицензия практически не оказала на игру никакого воздействия — фильм Федора Бондарчука используется здесь ровно в той мере, чтобы соблюсти минимальные приличия. Да, фоном при загрузке стали отрывки «блокбастера». Некоторые бойцы носят имена киногероев — ну и пусть себе носят: поклонники порадуются, а для остальных это обычные фамилии. Пара миссий начинается, словно в фильме. Собственно, все. Бой за высоту 3234, равно как и сама по себе война в Афганистане, — это история, а не предмет какой-либо лицензии.

Вопреки ожиданиям скептиков, основная идея фильма — «командование о нас забыло!» — вообще не нашла отражения в игре. Например, мы можем вызвать вертолет в критической ситуации: командование ни о ком не забыло и помогает по мере сил. В основу сценария легли нужды игрового процесса и исторические реалии, для воссоздания которых в проект пригласили консультантов. Их вклад чувствуются тут не в пример сильнее, чем в злополучной «Правде о девятой роте»: вот уж действительно, одни говорят, другие делают.

Разговоры о «войне в целом» игра попросту выносит за скобки. За кого мы сражаемся, нужны ли эти битвы, какова главная цель, чего ради гибнут люди — это решать не солдатам. Есть приказы, и их надо выполнять. Не раз и не два приходится целиком разрушать кишлаки, и за кадром остается, были ли там мирные жители. Враги впереди, оружие в руках, команда получена — вперед. Так устроена война.

Гвардии камикадзе

Первым делом — важная оговорка: оценка игры основана на пресс-версии. Это практически готовая, но все-таки еще не финальная копия, предоставленная нам за пару недель до релиза. Иначе говоря, в худшую сторону уже ничего не изменится, а в лучшую — может. К примеру, до выхода еще могут исправить некоторые ошибки, но глобальных переделок все равно ждать не приходится.

А на данный момент «9 рота» служит примером едва ли не худшего интерфейса последнего десятилетия. К счастью, базовые принципы остались незыблемы: мышь выделяет войска, цифры на клавиатуре соответствуют отрядам. В остальном — приходится лишь удивляться изысканному садизму игры.

Первым делом нам предстоит схватка с камерой. Эта зловредная штуковина явно обладает собственным характером и порой самопроизвольно меняет угол обзора. Обычно такое бывает при переносе с консолей, но тут-то они даже мимо не проходили! Ситуацию усугубляет мини-карта: положение камеры на ней отмечено желтой звездочкой на серо-желтом фоне местности. Концептуальный ход! Советуем сначала потренироваться на черной кошке в темной комнате, и уж затем переходить к мини-карте.

Отдельных слов заслуживают «горячие клавиши»: интерфейс прекрасно оптимизирован для трехруких людей. Попробуйте несколько раз поочередно нажать Q, а затем 9 на Numeric Keypad, а если это не составит труда — вспомните про мышь в правой руке и повторите операцию. О сочетании WSAD — тоже забудьте. Изменить раскладку, конечно же, нельзя.

Искусственный интеллект тоже способен развлечь игрока, если управление каким-то непостижимым образом вдруг даст ему заскучать. Вот, допустим, команда «найти укрытие». Тут хорошим вкусом считается защитить от противника собственным телом какой-нибудь камень.

Кстати, воины далеко не всегда подчиняются приказам. Событие «на горизонте показался враг» напрочь затуманивает мозги, и доблестные пехотинцы смело бегут под пули противника. Команда «держать позицию» помогает лишь частично, а при лечении товарищей приходится и вовсе отключать «медбрату» возможность стрельбы.

Все это по сумме стало бы смертным приговором игре, если бы не режим паузы. Можно долго убиваться по поводу бестолковости солдат, вспоминая все их потешные тактические ноу-хау. А можно просто остановиться, раздать новые приказы и вновь запустить действие. В результате получается что-то вроде пошаговой стратегии с повышенной самостоятельностью отрядов. Бесспорно, это большой минус. Но не «расстрельная статья». Уже к третьему-четвертому заданию можно привыкнуть ко всем особенностям управления. Именно в этот момент «9 рота» открывает свои лучшие черты.

Ошибки и нелепости в фильме Федора Бондарчука «9 рота»

В российских кинотеатрах закончился широкий прокат фильма Федора Бондарчука «9 рота», однако в нескольких московских кинотеатрах картина еще будет демонстрироваться до 2 ноября. За время широкого проката фильм поставил сразу несколько рекордов. Всего за 18 дней «9 рота» заработала более 20 млн долларов. По последним данным, фильм собрал уже 20 824 528 долларов США.

Ранее «9 рота» установила рекорд по итогам первых пяти дней проката, когда фильм посмотрели около 2 млн зрителей, а сборы составили рекордные для отечественной киноиндустрии 7,7 млн долларов. Значительная часть продаж фильма — 3,58 млн — пришлась на региональные кинотеатры, остальные сборы обеспечили Москва и Петербург.

Самый кассовый отечественный фильм «Турецкий гамбит» собрал за первые шесть дней около 6 млн долларов, а предыдущий рекордсмен «Ночной дозор» за четыре дня проката — около 3,6 млн долларов.

«9 рота» опередила по сборам даже западные блокбастеры. По данным «Гемини Фильм», прежний рекорд сборов за первые пять дней проката в России и на Украине установил фильм «Матрица: Революция» — около 6,5 млн долларов.

Сценарий фильма Федора Бондарчука основан на реальных событиях, произошедших в Афганистане в 1987-1989 годах. Бюджет картины более чем внушительный — 9 млн долларов, из них только 450 тысяч ушло на сцену взрыва самолета — она снималась 17 дней. Кроме того, в картине принимала участие массовка из 2 тысяч человек, снимались 30 танков, 25 БМП, 24 БТР, 10 вертолетов и 23 самолета.

Однако внимательные зрители отмечают ряд нелепостей в этом фильме. Сайт ГУРУ ФИЛЬМ.com опубликовал список киноляпов.

1. Джоконда, стреляя из снайперской винтовки, вплотную прижимается глазом к оптическому прицелу. Такая ситуация кажется абсурдной, так как при таком положении после первого выстрела у него глаза не осталось бы.

2. Обстрел реактивной установкой «Град» кишлака. Если бы главные герои находились так близко во время обстрела, то они все погибли бы, так как установка залпового огня накрывает площадь в сотню квадратных метров. В то же время в самом кишлаке будто кто-то прятал бочки с бензином — так все горит.

3. «Кривоствольный ПКМ». У пулемета ПКМ ствол сменный, меняется при перегреве при длительной стрельбе. Сдвигается влево призма под подающим механизмом и ствол выдергивается. Соответственно гнутый ствол можно просто вынуть и заменить.

4. На военных машинах — современные номера, только в одном эпизоде номер старый.
5. После того как мальчишка в кишлаке стрелял в спину Стасу, его несут и просят не умирать. В эпизоде — потные, загорелые парни в грязной военной форме, неожиданно в самом низу экрана появляются новенькие чистые кожаные кроссовки Adidas.

6. Мертвый Стас усиленно моргает закрытыми глазами на руках безутешных товарищей.

7. Проблемы с зубами. Из общего ряда воинов с соответствующим состоянием зубов при военных действиях выделяется Хохол — с жемчужно-белыми, ухоженными зубами. В то же время у Лютого в конце фильма пропадают вставные зубы.

8. У бойцов ручные гранаты чёрного цвета — то есть учебные. Боевые РГД-5 зелёные и очень редко серые.

9. Слово «духи» к молодым в Афганистане не применялось, «дух» — сокращённое «душман» применялось только к местным.

10. «Духи» поголовно вооружены АК-74, АКС-74, в описываемые времена только крутой «дух» мог себе это позволить.

11. В фильме полностью отсутствует афганская пыль.

12. Складывается впечатление, что Афганистан чрезвычайно жаркая страна. Солдаты и духи одеты по-летнему, хотя действия разворачиваются зимой. А там должно быть холодно, особенно в горах.

13. Упавший Ил-76. За все 10 лет в Афгане были потеряны лишь два Ил-76, оба из состава Пеневежиского полка, причем первый из них упал в первый день ввода войск, погибли кроме экипажа 47 человек инженерного состава дивизии. Второй борт был сбит в 84-м, и это был садящийся борт, а не взлетающий. Погибли около 30 человек.

14. На панамах пуговицы без звёздочек.

15. У Дыгало медаль «Воину-Интернационалисту от благодарного Афганского народа» – но она появилась гораздо позже.

16. В эпизоде пожара автомобили не АА (аэродромные), а автоцистерны (АЦ), которые в пожарные команды поступили сравнительно недавно.

17. Самолеты и вертолёты в течение всего фильма летали без отстрела тепловых ловушек.

18. Опытные бойцы везде ходят всей толпой, создавая опасность уничтожения всей группы сразу.

19. Из карантина в части 40 ОА бойцов отправляли без оружия, в кино все с автоматами. Рюкзак РД-54 при переходе из части в часть не передавался, полное вещевое довольствие укладывались в «Сидор». МСЛ-70 и РД-54 выдавались на месте.

20. На поиски пропавшего Петровского рота идёт всем скопом, игнорируя все традиции и нормы боевого устава.

«Режиссёр Бондарчук исторических книжек не читал. Это режиссёру ни к чему…»

Известный переводчик Дмитрий Пучков, в прошлом сотрудник правоохранительных органов, а ныне одиозная личность под именем «Гоблин», также отметил некоторые несуразности в фильме. Но уже иного характера.

Как пишет «Гоблин», начинается все со слов капитана разведки: «За всю историю никто и никогда не сумел завоевать Афганистан». Это говорит солдатам советский офицер, коммунист, отправляющий комсомольцев оказывать интернациональную помощь братскому афганскому народу. Можно понять, когда подобную чушь пишет сценарист, который отродясь ни одной книжки по истории не читал, — пишет Пучков. — Понимаю, когда подобную чушь умышленно вставляет в фильм режиссёр. А вот как такую чушь может спороть капитан разведки — понять нельзя.

Читать еще:  Data Science с нуля: SkillFactory поможет освоить самую востребованную IT-профессию 2020 года

На протяжении всей рекламной кампании утверждалось, что фильм крайне достоверен, тщательно проконсультирован ветеранами 9 роты и вообще целиком и полностью основан на реальных событиях. Посыл про «реальные события» настолько мощный, что ни один журналист и практически никто из зрителей не усомнился, что так оно на самом деле и было – как в кино показано.

Что же на самом деле было на высоте 3234

«Шла операция «Магистраль», задачей которой был прорыв блокады города Хоста для обеспечения населения продовольствием, медикаментами и горючим. Несмотря на гуманитарный характер миссии, договориться о мирном проходе с местным племенем джадран не удалось, и 23 ноября 1988 года началась операция. Операция прошла успешно, противник был разгромлен, дорога Гардез-Хост взята под контроль советскими войсками.

Неподалёку от неё и находится высота 3234, с которой местность просматривается на десятки километров, что даёт возможность наблюдать за ситуацией и корректировать артиллерийский огонь. Именно там закрепилась 9 рота.

Седьмого января в 16:30 поступило первое сообщение о начале обстрела расположения роты из безоткатных орудий и гранатомётов. По причине удалённости позиции поддержку обеспечивали силами авиации и артиллерии. Грамотно воспользовавшись горным рельефом, к расположению подкрались бандиты. Первая атака пришлась на вынесенное пулемётное гнездо гвардии младшего сержанта Александрова.

Следует помнить, что речь идёт не о профессиональных военных, а о двадцатилетних мальчишках, о тех, кто вырос на фильмах Бондарчука-отца.

Пулемётные гнёзда расстреливают из гранатомётов, при поддержке пулемётов же. Под шквальным огнём гвардии младший сержант Александров действовал решительно и сумел обеспечить отход товарищей на другую позицию. Он отстреливался до тех пор, пока пулемёт не заклинило. Когда противник подошёл поближе, удачно метнул пять гранат. Погиб от разрыва гранаты.

При десятикратном превосходстве в численности, в общей сложности двенадцать атак с трех направлений, в том числе – через минное поле. Погиб второй пулемётчик, Мельников. Третий пулемётчик, Андрей Цветков, постоянно менял позицию, перебегая с рубежа на рубеж. Враг подошёл на пятьдесят метров, на отдельных участках – на десять. Бой продолжался до четырех утра. Всё это время осуществлялась мощная поддержка артиллерии, огнём которой управлял на позиции корректировщик. В критический момент, когда боеприпасы были на исходе, на помощь подоспел разведвзвод, с ходу вступивший в бой и окончательно решивший его исход в пользу советских десантников. Результат — сотни душманских трупов.

На момент подхода подкрепления в строю оставалось пятеро, остальные получили ранения различной степени тяжести. Из тридцати девяти человек погибло шестеро.

Высоту защищали:
офицеры — Виктор Гагарин,
Иван Бабенко,
Виталий Матрук,
Сергей Рожков,
Сергей Ткачев,
прапорщик Василий Козлов,
сержанты и рядовые — Вячеслав Александров,
Сергей Бобко,
Сергей Борисов,
Владимир Борисов,
Владимир Веригин,
Андрей Дёмин,
Рустам Каримов,
Аркадий Копырин,
Владимир Криштопенко,
Анатолий Кузнецов,
Андрей Кузнецов,
Сергей Коровин,
Сергей Лащ,
Андрей Мельников,
Зураб Ментешашвили,
Нурматджон Мурадов,
Андрей Медведев,
Николай Огнев,
Сергей Объедков,
Виктор Передельский,
Сергей Пужаев,
Юрий Саламаха,
Юрий Сафронов,
Николай Сухогузов,
Игорь Тихоненко,
Павел Трутнев,
Владимир Щиголев,
Андрей Федотов,
Олег Федоронко,
Николай Фадин,
Андрей Цветков,
Евгений Яцук.

За этот бой все награждены орденами Красного Знамени и Красной Звезды. Пулемётчики Александров и Мельников посмертно удостоены звания Героя Советского Союза.

Вот так было на самом деле», — пишет «Гоблин».

Снято действительно неплохо, для нашего кино — прорыв. Однако при просмотре следует помнить о том, что на самом деле произошло с девятой ротой на высоте 3234.

malefictum

Заметки и личные записи

Литература для самообразования и новости

Кто смотрел 9 Роту и она ему понравилась, видимо вы еще не выросли, проходите этот пост мимо. Если вы считаете “9 Роту” не неудачной копией “Цельнометаллической оболочки” или “Взвода”, а просто удачным совпадением, здесь нет советов от окулиста. Если вы хотите увидеть фильм не в стиле 90-минутных трейлеров (а именно так сейчас выглядят фильмы Феди), а со смыслом, то тогда вы пришли по месту.

Я особо не люблю фильмы-“копии”. Не именно фильмы-реконструкции, а наглые копии. Кальки сценариев. Фильм – это видео повествование, будь-то сериал, короткометражка или полноразмерный фильм или эпопея. Это та же книга, в которую вложено меньше времени, и больше сил в одно время. Не спорю даже, что книги лучше, чем фильмы, которые по ним снимают – чудовищная сила воображение нарисует Вам все образы книги в голове, а так вы их увидите с экрана. Талантом режиссера – будет угадать образы, которые нужно показать, выверить ракурсы, съемки и оставить в фильме напоказ то, что остается при прочтении книг – “душу” фильма. Федя Бондарчук, Великий Клипмейкер просто сначала снял трейлер, а потом растянул этот трейлер, заполнив промежутки репликами. У Кубрика и Стоуна совсем другой подход – даже каждая реплика выверена, словно ей там и место. Все события логичны и последовательны. За спичками к врагу там не бегают.

Пишу отзыв этот, т.к. вчера в вечере кино мы просмотрели два фильма. “Цельнометаллическую оболочку” и “9 Роту” с друзьями. Если после первого фильма наши эмоции менялись регулярно. Поочередно менялись — смех (начало и колоритный Хартман) – высмеивание (фейлы Кучи) – жалость (наказание Кучи) – понимание происходящего (когда сам Шутник понимает, что армии нужны не роботы, а именно убийцы) – шок (последняя ночь в учебке) – жалость (смерть Кучи) и все про этапы учебки, затем этапы про войну: ирония, восхищение, смех, снова восхищение, черный юмор, и даже регулярная обида за нелепые смерти взводных – фугас, мина и смерть Ковбоя (ну и Дрочилы) от неосторожности.

После просмотра 9 Роты нас долго не покидала уверенность, что мы смотрим что-то совсем не то. Эмоции были в стиле “калька”-“спизжено”-“неудачно спизжено”-“вообще бред”-“что значит не захватывали Афганистан?”-“нахрен Федя тут снимается? Денег мало?”-“Что за бред про саму Роту 9?”.

И если кинолента Кубрика относится к “бытовухе” превращения сосунков в убийц (хоть они не все и не сразу становятся такими. Шутник стал ближе к концу, а Ковбой так и остался неосторожным, что его и погубило), где Вьетнам лишь ширма, и упор на именах и битвах не делается практически нигде, то “9 Рота” относится к фильму “по мотивам войны во Въетнаме, все события не совпадают с действительностью, совпадение случайно”. И вот почему.

Киношная история относится к эпизоду одной из самых известных и удачных (!) афганских военных операций – операции «Магистраль». Ни одна из относительно крупных («Шквал», «Круг», «Гроза», «Юг-87») не имела такого резонанса. В операции «Магистраль» принимало участие 20 тыс. солдат (51 батальон), а общие потери составили 24 человека и 56 раненых. Дело в том, что город Хост в одноименном округе был давно блокирован душманами, и снабжение местного населения и наших подразделений осуществлялось по «воздушному мосту». В планах моджахедов это был один из ключевых пунктов сопротивления советским «шурави».
В приграничном районе Хоста сосредоточились до 5 тыс. моджахедов. Здесь же по замыслу оппозиционного «Альянса-7» должно было находиться переходное правительство. Кроме того, в соседней провинции Пактия находился один из крупнейших базовых лагерей «духов» Джавара.
В связи с этим командование 40-й армии решило провести операцию по деблокированию Хоста и уничтожению Джавары. Предусматривалось встречными ударами армии из Гардеза и части сил 108-й мотострелковой дивизии из Хоста после массированного удара авиации и артиллерии прорвать блокаду и нанести противнику поражение. 103-й дивизии ВДВ надлежало захватить перевал Сатекундава, а затем после ввода в бой 56-й отдельной парашютно-десантной бригады (ОПДБ) и 345-отдельного парашютно-десантного полка (ОПДП) планировалось захватить все господствующие высоты вдоль главной коммуникации, блокировать маршруты и расширить безопасную для проведения колонн зону. Размах операции занимал 15 км, темп наступления – 5 – 6 км/сутки, продолжительность – 2,5 месяца.
Отдельной проблемой было пуштунское племя джадран, контролирующее эту территорию. Вожди клана наотрез отказались вести переговоры о мирной проводке колонн, что тогда, при начавшемся выводе войск, было явлением достаточно распространенным. Получив отказ, наше командование пошло на «боевой вариант», и 23 ноября 1987 года начались бои. Операция «Магистраль» прошла успешно, противник был разгромлен, Джавара уничтожена, магистраль Гардез-Хост взята под контроль советскими войсками. Вот недалеко от неё и находится высота 3234, с которой местность просматривается на десятки километров, что даёт возможность наблюдения и корректировки артиллерийского огня.
Именно туда и была направлена 9 рота 345-ОПДП с заданием занять оборону и не допустить «духов». Бой начался 7 января в 16-30, когда поступило первое сообщение о начале обстрела расположения роты из безоткатных орудий и гранатомётов. По причине удалённости позиции, поддержку обеспечивали силами авиации и артиллерии. Душманы, прекрасно знавшие и использовавшие рельеф, довольно близко и неожиданно подошли к высоте. Их первая атака пришлась на вынесенное пулемётное гнездо гвардии младшего сержанта Александрова. «Духи» почти в упор долбили по Александрову из всех видов оружия, но он решительно отбивался, прикрывая отход друзей, а когда заклинило пулемет, стал отбиваться гранатами, после чего был убит осколком.
Моджахедов, среди которых был и отряд специального назначения «черные аисты», было раз в 10 – 15 больше, и они беспрестанно атаковали с трех направлений, причем вели атаку даже с минного поля.
Десантников долбили безоткатки, гранатометы и крупнокалиберные пулеметы. Всего на позиции роты было предпринято 12 атак. Во время одной из них погиб рядовой Мельников. Третий пулемётчик, Андрей Цветков, постоянно менял позицию, передвигаясь с рубежа на рубеж, и держался до конца. «Духи» на отдельных участках доходили до расстояния броска гранаты. Когда на высоте уже стали заканчиваться боеприпасы, на броне подоспел разведвзвод, с ходу вступивший в бой. Оставив вокруг высоты 3234 более двух сотен убитых, остатки моджахедов ретировались.
На момент подхода подкрепления в строю оставалось пятеро, остальные получили ранения различной степени тяжести. Из тридцати девяти человек погибло шестеро. За бой на высоте 3234 все были награждены орденами Красного Знамени и Красной Звезды. Пулемётчики Александров и Мельников посмертно удостоены звания Героя Советского Союза. Так это происходило на самом деле.
Интересно, что на закрытом просмотре «9 роты» в Екатеринбурге тогдашний командир 345-ОПДП генерал-полковник Востротин, сам начинавший служить в 9 роте и знающий этот бой в деталях (кстати, в Киеве существует Международный благотворительный Фонд имени Востротина, президент – Эдуард Шевченко), говорил о том, что фильм не вполне отвечает действительности. Наверное, ему было тяжело смотреть художественное воплощение, в котором командование попросту бросило и не поддержало защитников высоты. Только зачем такая правда была нужна Бондарчуку?
О киноидеологии
После распада СССР демократическая интеллигенция выла на каждом углу о деидеологизации искусства и культуры в целом. Возможно ли это в стране, претендующей быть не территорией, населенной педерастами и неграми, вроде Голландии, а чем-то более солидным, в стране с тысячелетней историей? Скажем однозначно – нет. И это подтвердят «деятели культуры» в США, Китае, Великобритании.
Гляньте на Голливуд: куда ни плюнь – везде патриотическая патетика – Америка спасла мир от инопланетян, наводнения и мороза, а «рядовой Райан» – Европу от гитлеровцев. Там без идеологии не снимают даже комедий. Да и у нас она никуда не делась. Просто у нас на смену идеологии патриотизма пришли новые веяния унылого пацифизма и пораженчества.
Как ни странно, но наиболее удобной темой для утверждения подобных установок является афганская война. Ее не только завершили скомкано пятнистый перестройщик Горбачев и его седой подельник Шеварднадзе. Ее мгновенно облачили в саван «неоправданности, несправедливости, преступности». Ее сделали пугалом, и, к сожалению, дух пораженчества принес в своей картине и Бондарчук. Кстати, сам он, попав в учебку как раз во время той войны, по собственному признанию специально звонил папе, чтобы, не дай бог, не попасть в Афганистан. И папа отмазал. В любом случае, он мог это сделать.
Не потому ли красной строкой в рекламе фильма и в нем самом проходят слова капитана разведки о том, что «…за всю историю никто и никогда не сумел завоевать Афганистан»? Но дело в том, что Бондарчук, видимо, не удосужился даже бегло просмотреть историю Афганистана. Собственно, завоевывать его было и незачем. Горно-пустынная местность интересна лишь лазуритами в Сулеймановых горах, да геотранзитным положением. Причем через страну проходит лишь две дороги, удобные для транспортировки. В общем, место это малопривлекательное для жизни, но, тем не менее, Афганистан стабильно кто-то завоевывал. Русский генерал и географ А. Снесарев утверждал: «Исторически Афганистан – это наиболее протоптанная дорога величайших завоевателей».
Со времен седой древности здесь воцарились мидийцы. Потом страну завоевали персы царя Кира, которых изгнал Александр Македонский. Племена саков оставили о себе географическое название Сакастан (сейчас Сеистан), позже с промежутками в сто лет здесь были кушаны, эфталиты, арабы. Монголы не только завоевали эти земли, но и в течение долгих лет это был улус сына Чингизхана Чагатая и внука Хулагу. Затем афганские земли привлекли Тамерлана, узбекских воинов Шейбани и персидского Надир-Шаха.
В 1838 году Афганистан завоевали английские генералы Д. Кин и У. Макноттен, потом была вторая война с англичанами, и вновь афганские правители проиграли и были вынуждены подписать кабальный Гандамакский договор. Первые столкновения афганцев с русскими у Кушки тоже оказались не в пользу афганского шаха Абдуррахмана.
Относительно удачным для страны был лишь ХХ век. Но в этом веке завоевывать земли было необязательно, так как появилась тенденция выбора «сфер жизненных интересов». Вот в такую сферу и попал Афганистан после свержения короля Закир-Шаха. И поэтому СССР начал свой афганский поход. И воевала армия на той войне достаточно умело и успешно.
Да, советская армия несла потери, и матери рыдали на могилах детей. Но ведь цинки из армии идут и в мирное время, а тогда шла война. Война за интересы страны, война, у которой всегда найдутся защитники и обвинители. Пораженцы ноют о «кровавой бойне», но это все ерунда. Армия грамотно воевала, воевала против моджахедов со всего мира – пакистанцев, арабов, иранцев, уйгуров. Им помогал весь Запад, США и Китай. И не стоит забивать мозги людям мыслью о «поражении в войне».
Когда Горбачев подвел собственную страну под монастырь, оставлять армию в соседней просто не было смысла. И 40-я армия ушла оттуда. Не была разгромлена, не панически бежала, а планомерно и не торопясь ушла, оставив за собой союзный режим Наджибуллы, который самостоятельно держался еще 3 года. Армия ушла, приобретя громадный опыт по ведению горной войны, планированию и проведению операций различной степени сложности, проведя боевые испытания новейших образцов оружия.
А по поводу «бессмысленности афганской войны», воплощенной в кинофильме словами, что «уже не нужна нам эта дорога», вероятно, стоит спросить американцев, почему они занимаются профилактикой терроризма далеко от своих берегов. Да чтобы не было потом у себя всяких ваххабитов, которые будут взрывать по ночам дома!
Сняв боевой и красочный фильм, Бондарчук словами героя фильма растекся соплями по броне, мол, «страны, за которую мы воевали, через два года не стало». В 1917 году не стало императорской России, но разве от этого мы станем говорить о «бессмысленных войнах», которые беспрестанно вели наши предки, завоевывая величие страны?
Вот такие «реальные и достоверные события», к которым апеллировали создатели и реклама. Погибшая рота, которую забыло тупое командование, пославшее на бессмысленную гибель солдат, и, наконец, «страна, которой не стало».
Смотреть «9 роту», конечно, нужно, но смотреть не как историческое полотно, а как добротный фильм, с качественными трюками и великолепной игрой актеров. Но после просмотра подумать, а может, раскрыть книжку и почитать правду о ТОЙ войне, которую вела ТА страна…
Виктор Анисимов

Читать еще:  Might & Magic: Heroes VII — совет семерых

Рецензия на фильм «9 рота»

Фильм Федора Бондарчука «9 рота» ждали так долго, что разочарование у заждавшихся критиков было почти неизбежно. Оно и выплеснулось в эти дни на страницы газет, словно копилось все пять лет, пока снималось кино. Я пошел на фильм чуть позже, уже хорошо подготовленный прессой. И не увидел там ровно ничего из того, что ему инкриминируют.

«9 рота» Федора Бондарчука в зеркале души и прессы.

Ни нарочитой красивости. Хотя есть обдуманно лубочные, но потому и осмысленные, потому и эмоционально работающие кадры. Ни клипового монтажа, хотя монтаж заслуживает отдельного разговора. Ни патриотического пафоса, ни рассудочности.

Кадр из фильма «9 рота»

Я видел, как вышедшие из зала зрители молча закуривали. Как необычно они притихли – словно не из кино. И было четкое ощущение, что я только что потерял очень близких людей, хотя ни о ком из героев картины еще два часа назад не подозревал.

В основе реальная судьба 9-й роты десантников, куда попали 18-летние необстрелянные мальчишки и почти все полегли в Афгане. Как потом выяснилось, полегли напрасно, потому что и героизм их был не нужен, и самую эту войну страна, пославшая ребят на смерть, постаралась быстрее забыть.

Сюжет как таковой отсутствует, если не считать сюжетом дневник их жизни на учениях, а потом на войне. Герои равноправны, нет главных и второстепенных. И фильм уже тем отличается от голливудского, что отсутствие звезд – его принцип, хотя есть актеры известные. У каждого своя функция, своя ясная индивидуальность, социальная роль и национальная принадлежность. Фильм как бы проходит сквозь торжествовавшую идеологию «колесиков-винтиков» на уровень каждого отдельного человека. В этом можно узреть искусственный авторский расчет, но я не видел шедевра без такого расчета. Художник знает, как сообщить фильму смысловую и эмоциональную многослойность.

Школа клипа пригодилась Федору Бондарчуку ровно в той же степени, что и школа его великого отца, которому он посвятил картину, и школа мирового кинематографа в целом. И когда мои коллеги параллелят фильм то со «Взводом» /Platoon/ (1986) Стоуна, то с «Апокалипсисом сегодня» /Apocalypse Now/ (1979) Копполы, то с «Охотником на оленей» /Deer Hunter, The/ (1978) Чимино, то даже с «А зори здесь тихие» (1972) Ростоцкого, я думаю, это лучшая похвала: у режиссера-дебютанта отличные учителя. Он взял у них главное – гуманистический посыл как наиболее естественную точку отсчета.

Кадр из фильма «9 рота»

Школа клипа – это свободная оркестровка такой не поддающейся кинематографу категории, как время. Оно то спрессовано, когда кадры сменяются как в стробоскопе, едва не накладываясь друг на друга и создавая иллюзию двойного или тройного зрения. То, наоборот, на глазах тормозится, и тогда страшное мгновение кажется бесконечным. Замечательно, что во всей этой мешанине режиссер ни разу не потерял из виду нить действия и не запутал зрителя, не утратил его внимания.

Фильм зрелищен. В нем эффектны марсианские пейзажи Афгана, снятые, говорят, в Крыму. Эффектны вертолетные виражи, а падение и взрыв подбитого «духами» транспортного самолета, увозившего с войны наших дембелей, сделаны по высшему голливудскому классу. Я это отмечаю профессионально испорченным сознанием, преодолевая самый первый и самый естественный зрительский импульс – похолодеть вместе с мальчишками там, на экране, от кошмара свершившегося.

После этой сцены из зала перестали бегать за попкорном – зрители забыли о том, что они в кино.

Это значит, что спецэффекты менее всего эффектны. Они нас делают свидетелями войны. Этому же подчинена виртуозная работа со звуком – мы в центре кровавого месива. Причем нас не напугать хотят, как в фильмах Уэса Крэйвена. Хотят, чтобы мы два часа прожили в шкуре этих ребят. Вместе с ними простились с любимыми, вместе с ними услышали, что мы не люди, а говно (эти слова ушибленного войной прапора Дыгало, а потом прапора Хохла – единственный идеологичный рефрен фильма, напоминающий, какую роль отводила нам всем система «новой исторической общности»). Чтобы мы, оскорбленные и униженные, поняли, чего стоит человеческое достоинство на войне. Чтобы сроднились, как они, кричали от звериного страха, как они, страшились потерять любого из товарищей, как они.

Кадр из фильма «9 рота»

Фильм дает нам все это прожить. Чем и отличается от таких абсолютно успешных, но именно эффектных лент, как «Война» (2002) Балабанова и даже «Кавказский пленник» (1996) Бодрова.

С моей точки зрения, в своей первой большой работе Федор Бондарчук проявил абсолютное чувство кинематографа. Это видно уже в той свободе, с какой ведет себя камера оператора Максима Осадчего – она редкостно пластична, легко становится субъективной, или романтичной, или сентиментальной, или возвышенно поэтичной. Каждое из ее состояний заставит нас увидеть мир глазами кого-то из героев – вчерашнего крестьянина или вчерашнего интеллигента-художника, нервного тихони Воробья или с цепи сорвавшегося Лютого.

Актерский ансамбль фильма – именно ансамбль. Группа людей не просто сыгравшихся, но сжившихся друг с другом, объединенных одной идеей, сроднившихся. Никто не тянет на себя одеяло, никто не солирует, не выбивается из общей безупречной органики. Назвать двух-трех отличных актеров я не могу, потому что отличны все – см. афишу, там их имена.

В фильме силен мотив растерянности. Никто не понимает, зачем и за что он должен умирать на чужой непонятной земле. Диалог-поединок Воробья и афганца, который через минуту станет его первым военным трофеем, – это разговор мальчишек-ровесников, которые почему-то посланы опасаться друг друга. Замечательна сцена, когда Джоконда идет за спичками к афганским крестьянам: мы почти физически вползаем в иной быт, иные традиции, иные звуки, которые нам, пришлым, не суждено разгадать, наверное, никогда. И почти издевкой над происходящим звучит рассудительный голос Горбачева, где-то в другой жизни поздравляющего ко всему равнодушную родину с Новым годом – таким он кажется далеким от реальности и этой, и любой.

Кадр из фильма «9 рота»

Команда Федора Бондарчука сделала честный фильм. В нем нет кинематографического кокетства, столь свойственного постсоветским фильммейкерам. Это фильм-поступок – на экране давно не ощущалось столь полной человеческой самоотдачи. Он подтверждает не просто возрождение, но и излечение нашего кино как от комплексов второразрядности, так и от самодовольного шапкозакидательства. Это первый наш фильм, сделанный на голливудском, т.е. технологически современном уровне, но свободный от подражания Голливуду.

Москва пестрит его плакатами. Реклама продумана правильно и до мелочей, она придает появлению картины статус события. Школа первых коммерческих блокбастеров, стало быть, тоже не прошла даром – теперь она сгодилась настоящему кино.

«9 рота»: Рецензия Киноафиши

Один из персонажей «9-й роты» – художник, прозванный Джокондой, – цитирует слова Микеланджело о том, что творец лепит свое произведение, отсекая все лишнее. Сам Джоконда, в частности, идет на войну, чтобы прожить жизнь как совершенное полотно, шедевр реальности: на войне есть только главное – жизнь и смерть – и ничего лишнего. Авторы фильма искренне стараются следовать упомянутому принципу, но у них это не очень-то получается. Собственно, основная беда фильма – сценарий Юрия Короткова, который никак не может отрешиться от столь же «жизненного», сколь и примитивного блатного замеса, достаточно плотно укутывающего первую часть фильма полуромантическим-полунатуралистическим «пацанским» флером.

Читать еще:  Final Fantasy XII: The Zodiac Age — последняя из великих. Рецензия.

Во второй части, когда 9-я рота вступает в свой последний и решительный бой, времени на «жизненность» уже не остается, и тогда обнажается как раз то главное (помните: жизнь и смерть?), до которого сценарист так долго не может добраться. Батальные сцены, надо отдать должное Бондарчуку и его сподвижникам, сняты и смонтированы блестяще, с явным учетом богатого голливудского опыта, который в плане технического мастерства не худо было бы перенять многим отечественным подражателям боевиков и фэнтези Нового Света. Впрочем, не только правила боя вдохновляли режиссера: сцена, когда отправившийся в поход за спичками солдат бродит по кишлаку и натыкается в глубине очередного строения на скрытого медленно оползающей тенью старца, и другая сцена, когда маленький мальчик стреляет в спину улыбнувшемуся детской полуулыбкой десантнику, – явно из арсенала триллера, составившего в аналогичных раскадровках солидный боезапас предтечи «9-й роты»: «Афганского излома» Владимира Бортко. Иногда даже в мирных эпизодах авторам удается достичь мощного драматического накала: в этом плане особенно удачен образ контуженного в Афгане и переведенного в учебку прапорщика Дыгало (неожиданно сильная – смесь доверительности и агрессии с терпким послевкусием паранойи – роль Пореченкова, безусловно лучшая за всю его кинокарьеру). Однако отличие картины Бондарчука-младшего от того же, скажем, «Афганского излома» состоит в глубине и естественности символизации.

В «Афганском изломе» на фоне резни разворачивается духовная драма мести, раскаяния и отрешенности пополам с отчаянием, слитых в один бурлящий душевный котел. «9-я рота» – произведение в высшей степени витальное, поэтому центральной точкой символизации жизни (которая завершается с отправкой в царство смерти – Афганистан) оказывается массовое поклонение солдат, буквальное, с падением ниц и лобызанием колен, обнаженной местной нимфоманке, через, скажем так, руки которой прошел не один полк новобранцев и которую все тот же певец красоты Джоконда в порыве восторга именует Кипридой, вышедшей из моря. Трудно придумать что-либо более лишнее и неуместное, чем этот агрессивно выламывающийся даже из общей композиции фильма (все-таки телесное – еще не значит: органичное) коллективный сакральный акт. Вообще, половые коллизии, вроде метаний солдата, озабоченного проблемой двухлетнего охранения девственности своей новоиспеченной супруги, занимают слишком много места в полотне, которое вроде бы совсем о другом: финальный текст говорит нам о состоявшемся подвиге и победе, но в подвиге и победе нет места телу – это чистая воля. И вся панировочная шелуха, нагроможденная сценаристом в первой части картины, еще могла бы быть надлежаще принята, если бы дело кончилось характерным удивлением новобранца, «не все ли равно, кого мочить» в афганских ущельях и кишлаках.

Однако вторая часть подпадает уже под нераздельную юрисдикцию смерти, а между тем перерождения, перехода от юношеской глупости к героической воле нет. Этим, собственно, отличается кино Бондарчука-младшего от кинематографа Бондарчука-старшего, которому фильм и посвящен: в противоположность сражавшимся за Родину ополченцам Великой Отечественной поколение конца 80-х кануло в Афганистане, брошенное Родиной, так и не успев подготовить дух к тому, что ждет по ту сторону героической – как, впрочем, и всякой другой – смерти. Vlad Dracula

Все игры

Рецензия на игру 9 рота

Почти двадцать лет минуло после вывода войск из Афганистана, а тема «советского Вьетнама» до сих пор питает ожесточенные споры. Стоило ли СССР лезть в пустынную ближневосточную страну? Было ли то намерение оккупировать суверенное государство или помощь братскому народу? Как получилось, что битва гиганта и карлика завершилась ничем? Может, прав ненавистный многим Бондарчук и, несмотря ни на что, «мы победили». В отличие от гоблиновской «Правды», «9 рота» не навязывает игрокам чужое мнение и не отвечает на скользкие вопросы. Была война, в ней участвовали тысячи людей, которые сейчас живут среди нас, — это факт.

Тактическая рота

Фильм «9 рота» вольно пересказывал реальные события, а игра «9 рота» вольно пересказывает фильм. Лишь знакомые герои да несколько миссий, включая знаменитый поход за спичками, напоминают о том, что «Леста» работала на основе лицензии. Такой подход позволил значительно расширить временные рамки, показав нам подвиги Дыгало и Хохла, но у медали есть и оборотная сторона. На качественный сюжет сил не хватило, в итоге мы имеем десять интересных и, увы, не связанных между собой уровней. Мало? Путь от «учебки» до высоты 3234 грозит растянуться на неделю. Даже на нормальной сложности приходится раз за разом переигрывать отдельные эпизоды, стараясь уменьшить потери («прокачанные» ветераны помогают в последующих заданиях).

Скриншоты 8

Виртуальная война начинается с укомплектования ударной группы. Нам предлагают оптимальный вариант, однако не запрещают подстроить все под себя: поменять оружие (АКС-74, легкий АКС-74У, ПК и СВД), раздать гранатометы, аптечки, миноискатели и, самое главное, назначить радиста, без которого невозможен вызов огневой поддержки. Затем следует короткий брифинг, украшенный красочной видеонарезкой загрузочный экран, и вот мы уже любуемся на трехмерные афганские перевалы. «Мы» — это взвод храбрых десантников и один-два бронетранспортера. Строительства нет, экономики тоже, зато есть приказ и бесчисленные толпы жадных до крови душманов.

Рассчитываете привычным жестом выделить всех и отправить куда подальше? «9 рота» не прощает подобной халтуры, заставляя беречь крошечные жизни юнитов. Сколько ждать подкрепления? Придет ли оно вообще? Кто знает. Врагов всегда больше, и не исключено, что глупые ошибки в первые минуты боя приведут к поражению. Задачи миссий банальны (захватить мост и отбить контратаку, освободить пленных, отрезать пути отступления и «зачистить» район, защитить автоколонну) — в жанре военных RTS трудно придумать что-то новое. Расстраивает бросающаяся в глаза малобюджетность. В России никто не претендует на лавры Company of Heroes; зрелищные, грамотно срежиссированные ролики заменила неуклюжая летающая камера и молчаливые окошки с текстом.

Впрочем, «9 роту» убивает не отсутствие голливудского пафоса и дорогих актеров озвучки, а чудовищный микроменеджмент. У одного бойца закончились боеприпасы (можно попросить пару магазинов у соседа, сбегать к общему ящику или порыскать на предмет трофеев), второго срочно надо подлечить, третьему помочь бросить гранату… Самостоятельность подчиненных урезана до минимума. Когда под нашим началом три десятка таких «леммингов», игра превращается в работу. Необходимость лично руководить каждым поворотом колеса танка или БТР, уворачиваясь от проносящихся над башней «ракет», настроения не улучшает. Прямое управление было бы удобнее.

Другое решение проблемы — заранее «нарезать» неконтролируемую ораву на аккуратные отделения. Пулеметчик, снайпер, гранатометчик, санитар и два-три автоматчика — коллективный портрет идеального отряда не слишком оригинален, так почему же рутиной вынуждены заниматься мы, а не разработчики? Где сержанты, офицеры и «мораль», пусть в упрощенно-зачаточном варианте из Company of Heroes? Интерфейсу победа совершенно безразлична. Значки над головами могли бы облегчить жизнь, но куда там! Поиск ближайшего медика, способного оживить смертельно раненого, — «увлекательная» мини-игра, доводящая до исступления. Это далеко не последний пункт в длинном списке. Нет боевой статистики, не указаны ТТХ оружия (многие ли знают, в чем отличие РГД-5 от Ф-1?), техника не ездит группами, у танков не открываются люки…

«Беркуту» от «Лютика»

Настоящей отдушиной стала воздушная и артиллерийская поддержка. Количество запросов ограничено, зато какой эффект! Удар батареи «Градов» ни с чем не спутать: яркие всполохи огня, разлетающиеся трупы и обломки, жирный дым до небес — мощь и внушительный радиус действия с лихвой компенсируют низкую точность. Враги сбились в кучу? Штурмовики Су-25 накроют злодеев кассетными бомбами. Ну и наиболее универсальный и потому ценный помощник — вертолет Ми-24. За те две минуты, что «Крокодил» кружит над районом, нетрудно уничтожить целый кишлак, не говоря уже о пулеметчике на неприступной вершине.

Массовые разрушения — единственное, что не вызывает претензий. Техника чадит и взрывается, с душманов слетают тюрбаны (ассоциаций с фашистами из «В тылу врага» не избежать), каменистую почву прорезают черные воронки… В редкие мгновения затишья можно приблизить камеру к земле и послушать разговоры солдат про холодное пиво и житейские радости. А вот разглядывать кривоватые фигурки не советую.

Изобретению Михаила Калашникова стоило бы воздвигнуть еще один — на сей раз виртуальный — памятник. К «снайперке» не найти патронов (подбирать чужие «стволы» героям не позволяет устав), пулеметов и гранат мало, так что залогом победы остаются незаменимые АК. Наверное, эта особенность имеет некую историческую основу; жаль, набор тактик похудел. По ходу игры мы сможем пострелять из минометов, АГС-17 и знаменитого «Утеса», но переносить тяжелые орудия или брать их с собой на задание — ни-ни! Что Company of Heroes хорошо, то «9 роте» — смерть. Строить укрепления (зачастую неуничтожимые!) тоже умеет только дизайнер уровней. Казалось бы, собрать кладку из валяющихся повсюду камней — куда уж проще? Запрещено. Надежды на ветхие домики туземцев нет. Безопаснее лежать в чистом поле, чем торчать на крыше глинобитной хибарки, ожидая, когда какой-нибудь умник разнесет ее из РПГ.

Увеличение «брони» зданий — не выход. Вместо того чтобы ограничиться зонами, дающими прибавку к защите (метод, доказавший свою эффективность еще в Close Combat), «Леста» предпочла перенять опыт коллег из Best Way и разбросала по карте различные укрытия, за которыми могут засесть бойцы. Если в отряде пять человек — все прекрасно, однако в «9 роте» иные масштабы. Каждому десантнику необходимо указать конкретное место, проверить сектор стрельбы, вытереть нос — автоматика не всегда актуальна, без подсказки свыше воин-интернационалист может «спрятаться» спиной к наступающим. Да и самих точек не хватает. Взять, к примеру, невостребованные углы или развалины, предоставляющие идеальные условия для обороны… опять же, не здесь. Порой приходится долго прочесывать курсором территорию, пытаясь понять логику, и в конце концов положить своих посреди дороги.

Битвы «пехота против пехоты» (у моджахедов изредка встречаются джипы с пулеметами и прочая ерунда) требуют максимального напряжения и внимания. Направления вражеских атак легко предсказуемы, но расположить бойцов на выгодных позициях недостаточно. Серьезный разброс пуль и непростой рельеф, мешающий верно оценить количество непростреливаемых зон, отдают многое на откуп случаю. Впрочем, высокая сложность и кажущаяся «взрослость» не делают из «9 роты» воргейм. Прицельная дальность оружия сильно урезана, солдаты и техника смущают аркадной полоской здоровья, недруги прибегают из-за границы насыщенной ловушками-триггерами карты… Завершивших основную кампанию ждет отдушина — приятная, веселая, скоротечная танковая миссия (помимо Т-62 тут отметились раритетные Т-34). До фехтования стволами не дошло, до реализма — тоже; происходящее напоминает «классику» ВМВ-RTS: Codename Panzers, Rush for Berlin и т. п.

Афганский синдром

Тем не менее, не спешите списывать «9 роту» со счетов. Несмотря на специфический геймплей и разнообразные болячки, перед нами, пожалуй, лучшая отечественная игра по кинолицензии и просто лучшая игра, затрагивающая тему советско-афганского конфликта. Любые сравнения с Company of Heroes, World in Conflict и другими монстрами жанра RTS явно не в ее пользу, но что делать? «Душевные русские игры» — вымирающий вид. Надо отдать должное руководству «Лесты» и «Нового Диска»: ни один уважаемый западный разработчик не взялся бы за такой проект. А на официальном форуме уже мелькают намеки на аддон. Если авторы сумеют исправить в нем самые раздражающие детали, чуть подкрасят графику и добавят мультиплеер, нишевая стратегия «для своих» превратится в сильный и конкурентоспособный продукт.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector