0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Observation: Хьюстон, теперь у нас точно проблема

Хьюстон, у нас проблемы. Юбилей фразы

Вчера был памятный день в космонавтике для всего мира и все мы вспоминали Юру и текущее наследие. Сегодня же, ставшая уже крылатой фраза «Хьюстон, у нас проблема», отмечает свой юбилей в 50 лет. Именно 13 апреля 1970 года, через 55 часов после запуска пилотируемого космического аппарата Аполлон-13, произошла внештатная ситуация и в эфире прозвучала эта фраза.

Строго говоря, в оригинале фраза звучит «we’ve had a problem here» т.е. «у нас была проблема здесь» и изначально принадлежит не командиру экипажа, а Джону Суайгерту – пилоту командного модуля. И уже потом, после просьбы с Земли повторить сообщение, командир Джеймс Ловелл передал «Houston, we’ve had a problem», запись можно послушать.

В целом у этих ребят с самого начала все начиналось через одно место. По плану, они должны были лететь на Луну в следующей миссии, но по медицинским показаниям основной экипаж остается на земле, а наши парни в срочном порядке стали готовится к отправке на Луну. Автор крылатой фразу тоже затесался в эту компашку случайно. Буквально за 3 дня до вылета из-за контакта с человеком, который был болен краснухой, снимают со старта Томаса Маттингли и меняют на счастливчика Джона Суайгерта.

А дальше начинается трэш. Буквально через 5 минут отключается один из двигателей разгонной ступени, благо был запас по топливу и проблему устранили увеличением работы оставшихся двигателей. Вроде ок, летим дальше.

Затем происходит сама авария – воспламенение баков с кислородом и водородом. Срабатывает аварийная сигнализация, падает давление кислорода и напряжения, приборы выдают непонятные показатели, в общем — дискотека. ЦУП не может поверить, что такое может произойти, просят перезагрузить бортовой компьютер, но все тщетно, космический корабль явно имеет необратимые повреждения. И ко всему этому добавить колебания самого аппарата и отклонение от курса.

Хьюстон в срочном порядке отдает команды по спасению остатков кислорода и электричества. Астронавты начинают догадываться, что Луна им уже не светит и хорошо бы просто вернуться домой. Живыми. Принятые меры не приносят должного успеха и ЦУП принимает решение о срочном переводе экипажа в спасательную шлюпку — лунный модуль. И сделать это надо не за три часа, как обычно, а всего за 15 минут, иначе кирдык. Всеми правдами и неправдами экипаж, решая кучу попутных задач, успевает перевести управление на лунный модуль. Немного отлегло.

Осталось дело за малым, вернуться домой. Аполлон-13 в момент аварии находился уже рядом с Луной и Хьюстон должен был срочно принят решение: развернуть аппарат сразу, тем самым сэкономить кучу времени, но подвергнуть значительному риску экипаж, либо совершить облет вокруг Луны и более безопасным способом вернуть ребят на Землю. После коротких и жарких обсуждение приняли долгий вариант с облетом. В целом в ЦУП нагнали кучу ученых мужей и каждый отрабатывал решение проблем по своей зоне ответственности.

Ситуация сложилась следующая: экипаж начинает бороться со временем – на возврат требуется 3,5 дня, а ресурсы у парней ограничены и в текущем режиме до Земли они не дотянут. Пришлось экономить на всем: электроэнергия, топливо, пресная вода. Кислород был. А вот выдыхаемый углекислый газ всего за 1,5 дня превысил бы пороговые значения. И в целом приходилось бороться за час возвращения на Землю.

Проблему с повышенным содержанием углекислого газа отработал клуб очумелых ручек с Земли и выдали решение, как воткнуть квадратный фильтр в круглое отверстие с помощью пластиковой бутылки подручных средств и синей изоленты. Далее, в целях экономии энергетики и теплоносителя, были отключены практически всех потребители тока, и температура в лунном модуле не повышалась в эти дни выше 11 градусов, а в командном модуле не больше 6. Теплой одежды не было и экипаж реально замерзал, что привело к болезни одного из членов команды. Спать в таких условиях толком не могли, что сказывалось на общем состоянии. Да даже в туалет им пришлось ходить в пластиковые пакеты, т.к. система утилизации мочи создавала лишнюю реактивную тягу, что вело к отклонению от курса.

Аполлон-13 штатно обогнул Луну и направился в обратный путь, попутно установив рекорд по отдалению от Земли пилотируемого аппарата более чем на 400 тыс.км. Внезапно астронавты услышали громкий хлопок и корабль затрясло. Выглянув в иллюминатор, они увидели, что в районе посадочной ступени лунного модуля наружу вырывается аэрозольное облако. Хьюстон увидел снижение мощности одной из батарей, но по расчетам оставшихся батарей должно было хватить. Причина взрыва – скопившийся кислород и водород в батарейном отсеке воспламенился от случайно искры. Полет был продолжен.

Отдельно следует отметить маневры по коррекции траектории. Будучи неуверенными в правильной работе приборов, а потом и вовсе с отключенным питанием, ребята в ручном режиме должны были попасть в узкий коридор входа в атмосферу, с углом входа близким к 6,5 гр. Больше этого угла – астронавтов размажет и поджарит, меньше – рикошет и улетят обратно бороздить просторы космоса. И все эти корректировки проводились без систем навигации, только ориентируясь на солнышко и Землю! Поскольку Аполлон постоянно уходил с траектории, было проведено несколько волнительных маневров по восстановлению правильного вектора движения.

Перед самой посадкой даже такие штатные процедуры как отделение служебного и лунного модулей представляли собой сложность. Никто не знал, как поведут себя пироболты, предназначенные для отстрела, сможет ли модуль после отстрела уйти в сторону, изменится ли после отстыковки траектория? Сможет ли включится командный модуль с таким разрядом батарей? Не произойдет ли из-за конденсата короткого замыкания во время включения?

Делать нечего, по схеме, разработанной на Земле, подключили необходимые потребители энергии. Ничего не закоротило, напряжения хватило. Неожиданно выяснилось, что вес командного модуля не соответствовал расчетному- внезапно, не хватало 45 кг лунного грунта. Пришлось перетащить часть барахла в и без того достаточно тесный спускаемый модуль.

Затем совершили небольшой манёвр по изменению угла, осуществили отстыковку служебного модуля, вроде все ок, ушел в сторону. Дальше надо отделить лунный модуль. Задраили люки, стали сбрасывать давление и в модуле и опять проблема – перерасход кислорода в спускаемой капсуле. Первая мысль – люки закрылись не плотно и на борту утечка кислорода. Но в этот раз повезло – просто система жизнеобеспечения выровняла давление до нужного уровня, но ребята явно попотели в эти минуты. На момент отделения лунного модуля запас по электроэнергии и воде составляли всего лишь 4,5 ч и 5,5 ч соответственно.

Осталось дело за малым – для успешного возвращения нужно как-то проверить систему навигации и надеяться, что парашюты раскроются. Систему навигации откалибровали по Луне, момент соприкосновения с диском Земли совпал с расчетным. На парашюты никаким образом повлиять не могли, оставалось лишь наедятся на успешной срабатывание.

Вход в атмосферу, 4:30 минут молчания, успех.

Так что да, Хьюстон, у парней реально были проблемы.

Причина аварии, как всегда, человеческое раздолбайство (изменили рабочее напряжение, но до всех довели новую спецификацию). Более подробное описание проблем, пришедших во время этой миссии, можно прочитать в отличной статье здесь.

Замечательный фильм Аполлон-13 с Томом Хенксом . Сценаристам для драматизма даже ничего придумывать не надо было, даже убрали несколько неприятных для астронавтов событий.

Статья на википедии с хронологией.

Ну и для трискайдекафобов: запуск Аполлон-13 был произведен в 13:13 по местному времени, а критическая авария, повлиявшая на ход миссии, произошла 13 апреля 1970 года.

Observation: Хьюстон, теперь у нас точно проблема. Рецензия

Игра протестирована на PS4

Многие разработчики хорроров для нагнетания атмосферы отправляют игроков в заброшенные дома, пещеры и подземелья, но нет ничего страшнее открытого космоса — места, где бежать уже некуда, а ждать спасателей не стоит. Есть что-то очень жуткое в ситуациях, когда ты, скованный скафандром, с трудом перебираешься от одного отсека к другому, как вдруг что-то идет не так: лампочка моргнет, приборная панель сломается, стекло на шлеме повредится. А уж если ты остался один…

Наблюдатель на «Наблюдателе»

В таком положении оказалась доктор Эмма Фишер, застрявшая на низкоорбитальной космической станции «Наблюдатель». Героиня Observation быстро понимает, что с остальными членами экипажа наверняка что-то случилось, а потому она пытается прибегнуть к помощи искусственного интеллекта С.А.М. и обыскивает отсеки в поисках сослуживцев. Так начинается отличная, захватывающая история, полная неожиданных поворотов и порой клишированных, но все равно интересных эпизодов.

В сюжетных роликах камера переключается без нашего участия

Мы берем на себя роль не Эммы, а того самого ИИ, с чем связаны определенные ограничения. Свободно двигаться мы не можем, позволено лишь наблюдать за происходящим с разных точек, «вселяясь» в расставленные повсюду камеры — по три в каждом помещении. Переключились на камеру — можете ее медленно поворачивать в разные стороны и взаимодействовать с объектами в отсеках: изучать ноутбуки, читать записки на стенах и нажимать на кнопки, чтобы открывать двери.

Observation — не хоррор и даже не пытается им быть, но атмосфера получилась потрясающе жуткой. Даже если клаустрофобией вы никогда не страдали, здесь вам предстоит сталкиваться с ней постоянно, передвигаясь по узким коридорам между отсеками и посещая комнаты, заваленные упавшим с полок и столов хламом. Когда Эмма позволяет искусственному интеллекту «вселиться» в летающее ядро, с помощью которого он оказывается за пределами станции, чувство незащищенности только усиливается — безбрежное холодное пространство предстает неуютным и суровым, без наносной космической романтики.

Читать еще:  Command & Conquer 4: Tiberian Twilight – странный финал

Вообще, со стилистикой проблем никаких — будучи искусственным интеллектом, прыгающим с одной камеры на другую, вы постоянно будете видеть какие-то помехи, наблюдать за действиями «хозяйки» с не самым идеальным качеством изображения и так далее. В атмосферу погружаешься с первых же минут, а на протяжении всего прохождения увидишь столько необычных и прекрасно реализованных идей, что скучать точно не придется. Это одна из тех игр, которые хочется обсуждать с друзьями, вспоминать отдельные эпизоды и отмечать изобретательность авторов.

Как бы тут не заблудиться.

⇡#Станция с мини-играми

А вот с точки зрения игрового процесса к Observation есть претензии, и некоторые из них довольно серьезные. Главная проблема связана с тем, насколько расплывчатые задания иногда дает Эмма, что вынуждает тратить лишнее время на поиски. Один из самых ярких примеров — в первой половине игры, когда вы впервые покидаете станцию. Вас просят что-то починить, героиня помогает сориентироваться и лишь один раз говорит, что вы приблизились к цели. В этот момент необходимо замереть и аккуратно осматривать окрестности — если улетите чуть дальше, то уже вряд ли когда-нибудь найдете следующую цель, поскольку больше Эмма ничего не скажет.

После этого она просит изучить повреждения на поверхности станции и вообще не дает никаких намеков — летайте сами и пытайтесь понять, что ей надо. Это еще полбеды, ведь дальше Эмма прикажет возвращаться через ту же дверь, через которую вы вылетели несколько минут назад, и тут начнутся серьезные проблемы, если вы были невнимательны и не проследили, откуда началось ваше путешествие. Карта при этом недоступна, поэтому проще всего перезапустить последнюю контрольную точку и быть аккуратнее, не улетая слишком далеко.

В подавляющем большинстве эпизодов так мучиться не придется, но эти редкие исключения сбивают темп повествования — желание разработчиков обойтись без квестовых маркеров и прочих удобных элементов интерфейса тут выходит боком. Подобные моменты случаются и внутри станции, иногда даже из-за мелких багов, когда рядом с нужным ноутбуком не появляется кнопка Х, означающая взаимодействие.

Открыть некоторые двери без таких схем невозможно

Остальные эпизоды значительно проще, вот только все здешние загадки представляют собой примитивные мини-игры и порой кажутся совсем уж неуместными. Перед изучением каждого ноутбука и перед использованием каждой кнопки на стене вы просматриваете небольшую анимацию, после чего должны нажать на геймпаде на три указанные кнопки. Это лишь растягивает прохождение и до наступления финальных эпизодов успевает порядком надоесть. Всякие диагностики производятся посредством наклона стиков в заданном направлении, а объекты чинятся удерживанием кнопок — обычно эти действия приходится повторять по четыре или даже пять раз подряд.

Здесь есть мини-игры, в которых нужно запоминать показанные символы и вводить их один за другим, и такие моменты тоже встречаются несколько раз за игру. В одном из эпизодов вы настраиваете сенсор с помощью калибровщика и должны искать в таблице квадратики определенного цвета, чтобы нажимать на них и перекрашивать. Безобидные и простенькие задачки, но трудно отделаться от ощущения, что разработчики очень хотели добавить как можно больше эпизодов с хоть какими-то действиями (неважно какими), лишь бы Observation не превратилась в интерактивное кино. Отчасти это удалось, но некоторые мини-игры явно не вписались.

Зато ни к чему другому тут не придраться. Можно посетовать на то, что взаимодействовать позволяют далеко не со всеми объектами — к примеру, если в помещении лежат три ноутбука, два из них обычно находятся там для красоты, а какая-то ценная информация хранится лишь в третьем. Но это уже придирки. В Observation интересно слушать аудиозаписи, читать записки, искать схемы для открывания люков. А с помощью удобной карты можно моментально перемещаться из одной комнаты в другую, быстро переключаться между отсеками и видеть, где расположена сфера для путешествий.

Мини-игры постарались очень стильно оформить

Главное достоинство игры — это, конечно, сюжет: с убедительными и здорово озвученными персонажами, красивой операторской работой и впечатляющей атмосферой. Финал здесь, как это часто бывает, предлагают додумывать самостоятельно — хотя многое более-менее понятно и почти все объяснено, соединить все точки и выстроить у себя в голове единую картину в одиночку может быть трудновато (лишний повод обсудить Observation с друзьями). Но в целом семичасовое приключение определенно того стоит — даже если встречаются какие-то посредственные эпизоды, они тут же сменяются чем-то неожиданным и захватывающим.

Observation нельзя назвать неудачным проектом для Devolver Digital и студии NoCode, но и звезд с неба он не хватает. История получилась прекрасной, однако темп повествования порой нарушается отсутствием четких инструкций и необходимостью бродить из угла в угол в поисках решения. Интерактивным фильмом игру не назвать, но желание авторов сопровождать почти каждое действие странными мини-играми порой вызывает недоумение. Во многом Observation получилась уникальной игрой, на интересную тему и с необычным подходом к геймплею, когда вместо живого персонажа мы управляем практически неподвижным ИИ. Попробовать проект точно стоит, но лучше всего делать это во время распродажи.

Достоинства:

  • отличная атмосфера;
  • интересный сюжет;
  • стильные эффекты.

Недостатки:

  • примитивные мини-игры и загадки;
  • периодическое непонимание, куда идти и что делать.

Графика

Хотя лицевая анимация в игре не самая передовая, в остальном Observation получилась красивой, атмосферной и порой даже жутковатой.

Звук

Актеры прекрасно справились со своими ролями, да и в остальном к звуковому сопровождению претензий тоже нет.

Одиночная игра

Прохождение сюжета займет порядка семи часов. Возможно, меньше, если вы не будете застревать из-за расплывчатых поручений. Перед финальной сценой можно отправиться на изучение всех отсеков и поискать там аудиозаписи и прочие коллекционные предметы.

Коллективная игра

Общее впечатление

Когда игра дает четкие указания и не вынуждает решать пазлы для дошкольников, от нее получаешь огромное удовольствие. Но происходит это, к сожалению, не всегда.

Оценка: 7,0/10

Видео:

Хьюстон, у вас проблемы: как живут в Техасе при коронавирусе

Странные словечки сибиряков, о которых не слышали в других регионах

Странные словечки сибиряков, о которых не слышали в других регионах

Проверено: работают

На 20 апреля в Америке 764 265 заболевших коронавирусом и более 40 тыс. смертей. Дойдет ли число инфицированных до миллиона, или COVID смогут остановить раньше? Мы поговорили с Катей Даниловой, журналисткой и жительницей Хьюстона, о том, каково это — быть в центре «коронавирусного урагана». Что она ожидает, как готовилась, и когда уже это все закончится: честные ответы прямо из сердца Техаса.

Что вообще происходит?

Нам трудно говорить за всю Америку, так как в США каждый штат на COVID реагирует по-разному. Когда в марте стало понятно, что вирус к нам пришел, и пришел надолго, правительство дало отмашку, что в данном случае каждый регион решает за себя в зависимости от того, сколько заболевших и какая история развития событий. К примеру, штат Северная Дакота достаточно малолюдный, поэтому там заболевших на данный момент чуть более 500. А есть штаты такие, как Вашингтон, Калифорния или Нью-Йорк, где были первые случаи, и которые из-за большого числа болеющих сели на домашний карантин раньше остальных.

Лично мы из Техаса, где так называемый Stay at Home Order — призыв сидеть дома и закрытие всех не жизненно важных предприятий и офисов — ввели 24 марта. Но еще за неделю до этого компания моего мужа начала работать из дома, это было решение их руководства. В принципе, что грядет всеобщая изоляция офисных сотрудников, стало понятно после того, как «Гугл», «Амазон» и «Эппл» перевели всех своих на удаленку. На данный момент Stay at Home Order объявлен в Техасе до 30 апреля, а в Нью-Йорке его продлили уже до 15 мая.

Об открытке от Трампа

Нас регулярно оповещают о действиях властей и о наших правах и обязанностях. В частности, нам в почтовый ящик упала открытка с подписью Трампа, в которой были перечислены основные меры предосторожности. Таким образом, даже тех, у кого нет компьютера или соцсетей, поставили в известность о ситуации в стране.

О том, как обстоят дела в Техасе

И снова по-разному. В некоторых частях нашего штата вообще нет заболевших. А есть города, как Хьюстон и окрестности, где более 5 тыс. инфицированных. Интересно, что и в рамках одного региона власти регулируют действия жителей по своему усмотрению. К примеру, Даллас, город в Техасе, который расположен в четырех часах езды от Хьюстона, закрыли на Stay at Home Order на четыре дня раньше, чем нас. Нам говорят, что пик эпидемии в Техасе будет 24 апреля, после чего количество заболевших должно пойти на спад.

Про пропуска и тотальный контроль

В Техасе нет никаких кодов или пропусков. Хьюстон устроен так, что никаким путем, кроме авто, нет возможности доехать до супермаркетов, поэтому никто не будет останавливать и смотреть, куда мы едем. Можно хоть каждый день ходить в супермаркет, только просят приходить по одному, чтобы было меньше людей. У нас по-прежнему можно сходить на прогулку в безлюдные места. 20 апреля для всех открыли парки штата, но посетители должны быть обязательно в масках и небольшими группами.

Мнение из США: последствия карантина будут хуже, чем от самого коронавируса.

Об информационной лавине

Я читаю наши местные новости, например, канал ABC13, чтобы понимать, какие местные законы действуют и какие меры предприняты, сайт ВОЗ, New York Times или Washington Post. Но я уже немного устала от всяких шуточек, от прогнозов и вообще — от объема информации. Поэтому теперь смотрю сугубо на цифры: у нас объявляют количество заболевших, выздоровевших, сколько есть аппаратов ИВЛ, сколько мест в больницах.

Читать еще:  MSI Mega Stick 1 (MS-5511)

О возможности заразиться

В Хьюстоне, где мы живем уже 3,5 года, практически не развит общественный транспорт. У нас есть лишь несколько маршрутов автобусов и трамвай, но им не пользуются, метро вовсе нет. Большая часть жителей ездят на своих авто, соответственно, проблем с большим скоплением людей, как в Нью-Йорке, у нас нет от слова совсем. К тому же большая часть хьюстонцев живет в частных домах, а не в многоэтажках с квартирами (как мы), поэтому пересекаются с людьми они, как правило, исключительно в супермаркете.

Официальный таймлайн для жителей Техаса на 20 апреля

О панике, продуктах и дешевом бензине

Я лично видела, что в магазинах не было туалетной бумаги, но ни разу не было такого, чтобы полки стояли без продуктов. Товары могли не успеть выложить на прилавки, и только. Более того, как только стало понятно, что вирус пришел надолго, супермаркеты ввели новые часы работы. Например, теперь по утрам в продезинфицированный за ночь магазин с полными полками товаров могут прийти пожилые люди и купить все необходимое. Также без очереди могут приходить сотрудники больниц. В целом, как только магазины разобрались с ситуацией, они стали повышать зарплаты продавцам (плюс 2 USD в час к их ставке), начали массово нанимать сотрудников.

К тому же у нас в Хьюстоне, в отличие от Нью-Йорка или России, и раньше была сильно развита тема drive through. Это когда ты можешь, не выходя из машины, заехать в аптеку, в банкомат или даже в банковское отделение. Есть услуга curbside pickup — возможность заказать продукты онлайн, подъехать на авто к магазину, и твои покупки вынесут прямо к машине и уложат в багажник. И это не считая обычной доставки.

Ко всему этому добавилась ситуация с нефтью: у нас сейчас очень дешевый бензин, хоть сливай в канистры и сохраняй на будущее. Но некоторые продукты чуть-чуть подорожали , например, веганские чипсы, которые и до этого стоили изрядно. Были 4 USD, а стали 5 USD.

Еще один фактор, который не дал жителям Хьюстона как следует попаниковать — привычка ежегодно закупаться продуктами перед сезоном ураганов и наводнений. Это нормально для нас, мы делаем это каждый сезон — едем за крупами, консервами, водой, макаронами и другими продуктами, которые позволят просидеть дома в период наводнений вплоть до недели. Поэтому не было хаоса или паники — по крайней мере, в тех местах, где была я. Все относятся уважительно и ответственно. В этом смысле тема ввода карантина в Хьюстоне прошла, на мой взгляд, достаточно мягко.

О бизнесе

Бизнес, конечно, сейчас под ударом. Но вместо того, чтобы стенать и жаловаться, они стали реагировать и активно думать, что можно сделать. Например, рестораны стали филиалами продуктовых — они продают на вынос и организуют доставку не только готовой еды, но и торгуют яйцами, дынями, картошкой, какими-то вещами, ради которых раньше приходилось ехать в супермаркет, но сейчас даже не надо стоять в очереди на улице (потому что в магазины пускают ограниченное количество людей).

Призыв поддержать местный бизнес: support your local

Фитнес-центры перешли в онлайн. Лично я по-прежнему занимаюсь в любимой студии йоги через Zoom, Instagram Live. В сайклинг-студиях стали сдавать в аренду велосипеды, а обычные фитнес-центры готовы сдать и другие снаряды. Безусловно, им тяжело, но все стараются как могут. И все пытаются поддержать друг друга: например, после каждого урока я перевожу деньги за тренировку, но если у кого-то сейчас нет возможности оплатить занятия, они могут расшарить расписание занятий в своих соцсетях. У людей есть чувство братства, коммьюнити — поддержать своих: рестораны на районе, соседей и так далее.

Местные дистиллерии, например, тоже не простаивают: они стали делать санитайзеры и раздавать их бесплатно или за донейшн (благотворительный взнос). В одну из них, William Price Distillery, мы ходили «волонтерить», помогали разливать дезинфицирующие средства и делали другую работу.

Волонтерская работа на дистиллерии William Price

Санитайзеры вместо дистиллятов

О чистоте и масках

Американцы давно повернуты на чистоте, здесь всегда были антибактериальные салфетки, очищающие спреи и санитайзеры в супермаркетах, музеях, студиях фитнеса. И, кстати, клиенты всегда ответственно протирали за собой все гантели и снаряды после занятий, вплоть до ковриков. Санитайзеры у меня тоже были до этого — для машины и дома, но, например, в лифте у нас поставили дополнительную емкость с салфетками. Хотя, опять же, перед входом в лифт у нас и так всегда стояли санитайзеры и салфетки.

Маски из ткани: что важно знать и помнить при их ношении.

Маски порекомендовали носить в общественных местах буквально недавно (где-то с 10 апреля), до этого мы даже не думали, что они нам нужны. И, в принципе, их вокруг никто не носил. После рекомендации я заказала маску марки Alice and Olivia примерно за 10 USD. При покупке одной маски вторую они отправляют на благотворительность.

Что будет?

Браться за анализ я не буду. Но компании несут огромные убытки, и мой прогноз, что до начала июня ничего не изменится: скорее всего, у нас будет продлен режим сидения дома, но бизнес начнут потихоньку открывать. Идут обсуждения, какие и кому льготы дать, единоразовые пособия (их, к слову, уже начали выдавать семьям с детьми). В целом я бы сказала, что ситуация критичная — огромное число людей (17 миллионов) стали безработными и подали на benefits, поддержку от государства.

Я хочу сказать, что нет какого-то безосновательного оптимизма. Было удивительно видеть, что в какой-то момент Америка обогнала всех по количеству заболевших в этой «коронавирусной Олимпиаде» . Сначала мы смотрели на Китай, потом на Испанию и Италию, а теперь весь мир смотрит на нас и ждет, что будет дальше. Выходит много статей на тему «как же так, такая система здравоохранения — и так много инфицированных». Но получилось так, как получилось. Остается ждать и верить в лучшее.

Журналист Катя Данилова

Нравятся «Тонкости»? Давайте дружить (постим только по делу).

  • Зачем читать «Тонкости», когда можно смотреть? Подпишитесь на наш Ютуб-канал.
  • А еще у нас красивый и модный Instagram. Зацените и подпишитесь!

11 апреля 1970 года был запущен космический корабль «Аполлон-13»

Американская космическая миссия «Аполлон-13» имела целью разностороннее изучение Луны и ее поверхности – с высадкой человека. Однако достичь этой цели космонавты не смогли из-за крайне опасной аварии, произошедшей на корабле на пути к Луне. Авария «Аполлона-13», в отличие от историй с кораблем «Союз-11» или шаттлом «Колумбия», к счастью, не привела к гибели экипажа, а космонавтам удалось даже поставить «сейсмический эксперимент».

Первый сбой произошел, когда «Аполлон-13» только направлялся к Луне. Центр управления полетами НАСА дал указание перемешать содержимое кислородных и водородных баков, при помощи специальных располагавшихся в баках турбинок отделить газовую фазу от жидкой. Эта процедура была необходима, чтобы экипаж мог доверять показаниям датчиков: в невесомости жидкие кислород и водород расслаиваются, и датчики начинают давать завышенные показания.

Почти в тот самый момент, как один из членов экипажа закончил перемешивать жидкости, раздался звук сильного удара, а экипаж почувствовал заметную встряску корабля. Тотчас же обнаружилось, что одна из двух шин электропитания стремительно потеряла напряжение, а две из трех топливных ячеек и один из кислородных баков стали терять содержимое. Пришлось отказаться от высадки на Луну: ресурсов могло не хватить на возвращение. Удар повредил служебный модуль, от которого напрямую зависела работа модуля командного.

Возникло предположение, что в лунный модуль врезался метеорит, иной причины аварии быть и не могло — и действительно, через некоторое время в иллюминатор можно было увидеть облако газа, за счет реактивной силы нарушавшее траекторию полета и режим вращения корабля вокруг собственной оси (примерно один проворот в минут). Последнее было особенно неприятно, поскольку такая частота вращения была категорически необходима для равномерного обогрева корабля солнечными лучами и сохранности всех модулей и приборов корабля. Но расследование, производившееся уже по возвращении корабля на Землю, показало, что все-таки авария произошла из-за взрыва кислородного бака.

Из-за нехватки электроэнергии, вырабатывавшейся после удара лишь одной топливной ячейкой, космонавтам пришлось перекачивать энергию из командного модуля. Это был необходимый, но крайне рискованный шаг, так как этот запас энергии должен был использоваться только при возвращении на Землю.

Центр управления полетами НАСА незамедлительно собрал лучших специалистов и организовал штаб спасения корабля, производились всевозможные расчеты и выбирался наиболее безопасный способ вернуть экипаж на Землю. А это было непростой задачей еще и потому, что после аварии вокруг корабля летали обломки поврежденного лунного модуля – космический мусор затруднял навигацию. Обломки отражали солнечный свет, наиболее мелкие из них не были отличимы от навигационных звезд, по которым ориентировались космонавты.

Несмотря на эти и прочие неурядицы (например, нехватку пресной воды и кислорода), экипаж вернулся на Землю. Космонавтам посчастливилось приводниться в Тихом океане недалеко от десантного корабля «Иводзима». Если бы их не заметили, неизвестно, сколько им пришлось бы дрейфовать – в полете они исчерпали запас энергии радиомаячка, который предназначался для того, чтобы была возможность найти и выловить космонавтов из океана.

Благодаря аварии и успешному возвращению корабля, инженеры НАСА выявили технические недостатки конструкции, а в широкое употребление по всему миру вошла фраза «Хьюстон, у нас проблемы!».

«Хьюстон, у нас проблемы!», или Зачем женщина просверлила МКС.

Итак, на сегодняшний день существует две версии произошедшего:
1) отверстие проделано инопланетянами;
2) отверстие проделано астронавтами/космонавтами, находящимися на МКС.

Первую версию мы оставим для широко известного в узких кругах исследователя околоземного пространства и высоких эллиптических орбит Иоганна Вайса, а вторую расследуем глубоко и серьёзно, как этого требует текущий момент.

Как известно, в конце августа на пристыкованном к МКС корабле «Союз МС-09» начало резко снижаться давление. Космонавты обнаружили отверстие в корпусе и компенсировали потерю давления наддувом воздуха из баков пристыкованного к МКС космического грузовика «Прогресс».
В настоящее время на МКС находится экипаж из шести человек: россияне Олег Артемьев и Сергей Прокопьев, немец Александр Герст, американцы Эндрю Фьюстел (командир экипажа), Ричард Арнольд и Серена Ауньон.
Серена Ауньон, как вы понимаете, представительница слабого пола, если это выражение применимо в условиях невесомости и отсутствия гравитации.
Собственно, если бы кто-то внимательно отсмотрел и проанализировал все архивные видеозаписи с МКС за обозначенный период, то ни у кого уже не осталось бы никаких сомнений. Но так как заняться этим никто не удосужился, то займёмся мы.
Для того, чтобы комплексно и детально расследовать это космическое происшествие, установить мотивы, двигавшие злоумышленниками, нам необходимо получить данные объективного контроля.

Читать еще:  Сосать не пересосать: выбираем пылесос. Часть первая: классика

Данные получаем на специальном сайте Воспользовавшись видео- и аудиозаписями (Live_ISS_Stream), размещёнными в спецразделе сайта «Архив», возможность работы с которым есть лишь у лиц, имеющих допуск к материалам с грифами «ДСП» и «Секретно» (если кому-то надо, то шлите в личку скан допуска), устанавливаем следующую цепь событий, которые потрясли МКС.
Далее приводим фрагменты полученных видео- и аудиозаписей, отфильтрованных по ключевым словам «туалет», «памперс», «дрель», «отверстие» и «пипец», в хронологическом порядке:

20.08.2018. Около полудня по Гринвичу бортинженер Серена Ауньон на полчаса закрывается в высокотехнологичном туалете «Waste and Hygiene Compartments», являющимся гордостью американской астронавтики, после чего он (астротуалет) выходит из строя и, как выясняется позже, ремонту уже не подлежит.
21.08.2018. Командир экипажа Эндрю Фьюстел ведёт долгие переговоры с российскими космонавтами, в нецензурных выражениях характеризует памперсы и «эту чёртову бабу», и настоятельно просит разрешения ходить в туалет в российский модуль.

После этого, российские космонавты докладывают руководству о возникшей проблеме, но Центр управления полётами (ЦУП) это решение не согласовывает, так как наш санузел и его резервуары рассчитаны только на двух человек. и «тройную нагрузку они просто не выдержат». К тому же санкции, сами понимаете.

22.08.2018. Американские астронавты и примкнувший к ним немец ведут бурное, с переходом на личность Серены Ауньон обсуждение вопроса «Куда теперь, после заполнения всех штатных контейнеров для мусора, девать использованные памперсы?».

Принимают решение временно складировать памперсы в скафандры А7L, предназначенные для выхода в открытый космос. Серена Ауньон постоянно плачет, говорит, что на «МКС теперь отвратительно пахнет» и требует к себе особого отношения, ведь она женщина.

23.08.2018. Командир экипажа Эндрю Фьюстел докладывает в Хьюстон о возникшей на американском сегменте критической ситуации и излагает просьбу прислать корабль для эвакуации Серены Ауньон «по состоянию здоровья», но Хьюстон отказывает ему в связи с тем, что «денег на русское космотакси в бюджете экспедиции NASA не заложено», «налаживайте там отношения как хотите». Серена Ауньон плачет.

24.08.2018. На американском сегменте МКС возникает серьёзный конфликт, вызванный тем, что Серена Ауньон возмущена антисанитарными условиями пребывания в космосе, и что она «больше не намерена постоянно таскать памперсы, нюхать и наблюдать всё это дерьмо, которое летает по всему сегменту», пытается бить космические тарелки об пол и вцепляется в волосы попавшему под горячую руку немцу.
25.08.2018. Российские космонавты выходят в открытый космос для выполнения работ по выведению на орбиту четырёх наноспутников, установке антенны российско-немецкого эксперимента «ICARUS» и утилизации двух отработанных электронных блоков, которые потом должны будут сгореть в атмосфере. Утилизировать контейнеры с памперсами космонавты категорически отказываются, так как это не входит в их полётное задание. Да и санкции, сами понимаете.

В это же самое время бортинженер Серена Ауньон, незаметно для других проникает-таки в туалет российского сегмента (замки на туалетах, как известно, регламентом МКС не предусмотрены), достаёт из широких штанин портативную электродрель и с криком отчаянья «Так не доставайся же ты никому!» сверлит отверстие в стене туалета/корпусе станции.

Российские космонавты по возвращении на станцию обнаруживают сигнал системы безопасности о разгерметизации и сразу же компенсируют потерю давления наддувом воздуха на 10 мм ртутного столба из баков пристыкованного к МКС космического грузовика «Прогресс МС-09».

26.08.2018. На американском сегменте идёт жёсткий разбор полётов. Серена Ауньон, плача, сознаётся в том, что отверстие в корпусе станции проделала она, и что «другого варианта вызова корабля просто не видела», и к тому же она «хотела вызвать космотакси за счёт русских и попутно этим отверстием дискредитировала отсталые российские технологии». Командир экипажа призывает её успокоиться и хвалит за проявленную смекалку. Война санкций, сами понимаете.

Тем временем российские космонавты сантиметр за сантиметром обследуют корпус МКС с помощью специального электронного видеоэндоскопа «jProbe NT» и в итоге обнаруживают в туалете идеально круглое отверстие диаметром 2 мм, через которое посвистывает себе воздух, после чего долго смотрят друг на друга недоумённым взглядом.
27.08.2018. После согласования решения с ЦУПом российские космонавты приступают к заделке отверстия специальной герметизирующей каптоновой лентой. Но в этот момент в российском сегменте МКС появляется Эндрю Фьюстел, напоминает что он командир экипажа и требует прекратить ремонтно-восстановительные работы.

Фьюстел пытается сорвать с отверстия ещё незатвердевшую каптоновую ленту, но сразу же получает решительный отпор, лёгкие телесные повреждения и вновь сформулированные в идиоматических выражениях правила поведения в российском сегменте, после чего моментально ретируется в американский сегмент станции с заметно потяжелевшим памперсом.

Давление на станции постепенно стабилизируется на уровне рабочего значения 760 мм ртутного столба. После этого автоматически отключаются компрессоры наддува воздуха, гаснет красная лампочка и наконец-то смолкает звук аварийной сигнализации, о чём наши космонавты, вытерев пот со лба, докладывают в Центр управления полётами, где раздаются громкие продолжительные аплодисменты.

«Хьюстон, у нас проблема»

Чтобы добраться на поврежденном космическом корабле до земли живыми, все средства хороши. Даже картон и скотч

Текст Владимир Веретенников

В 330 000 километров от Земли пилот американского космического корабля «Аполлон‑13» Джек Суайгерт приступил к рутинной процедуре: повернул выключатель и запустил перемешивание содержимого кислородных и водородных баков. Через полторы минуты раздался громкий хлопок, и корабль тряхнуло. Командир экипажа Джеймс Ловелл решил, что пилот лунного модуля Фред Хейз опять шутки ради дернул декомпрессионный вентиль, установленный для выравнивания давления воздуха между двумя отсеками. Фреду доставляло удовольствие пугать товарищей резким звуком.

«Это не я», — сказал Хейз, вид у него был встревоженный. На приборной панели загорелись аварийные лампочки. Суайгерт обнаружил, что индикаторы сигнализируют о мгновенной потере мощности в одной из двух распределительных систем, питавших все оборудование командного модуля. Экипаж немедленно связался с Центром управления полетами в Хьюстоне, штат Техас. Тут и была сказана знаменитая фраза: «Хьюстон, у нас возникла проблема», — которую мир запомнит так, как она прозвучит 25 лет спустя в голливудском фильме с Томом Хэнксом: «Хьюстон, у нас проблема».

Запуск «Аполлона-13». 11 апреля 1970 года

Авария произошла 13 апреля 1970 года, когда космический корабль с «несчастливым» номером, «Аполлон‑13», приближался к Луне. Целью экспедиции была третья в истории высадка на спутник Земли. Корабль, как и его предшественники, состоял из командно‑ го, служебного и лунного модулей. В первом, которому Ловелл дал прозвище «Одиссей», на время пути от Земли до ее спутника и обратно размещался весь экипаж из трех астронавтов. Для высадки на поверхность Луны двое должны были перейти в лунный модуль, а корабль под управлением пилота «Одиссея» Джека Суайгерта — остаться ждать их на орбите. В служебном модуле находился источник энергии «Аполлона‑13» — четыре бака с кислородом и водородом, хранившимися в химически неустойчивом состоянии. Баки соединялись с энергетической установкой, вырабатывающей электричество, воду и тепло. И теперь приборы показывали, что содержимое бака № 2, в котором хранилась почти половина взятого в полет запаса кислорода, практически исчезло. Начал быстро опорожняться бак № 1. В иллюминаторах появилось белое газообразное облако: так выглядела утечка из корабля. Два из трех топливных элементов перестали вырабатывать электричество. В такой ситуации не просто высадка на Луну отменялась — под большим вопросом было возвращение астронавтов домой. В ЦУПе подсчитали, что оставшегося кислорода хватит примерно на пять часов, а до Земли нужно было лететь несколько суток; потом утечка усилилась, и даже это время стало сокращаться. Если из-за аварии в оболочке модуля возникла бы брешь, люди погибли бы мучительно и быстро. Если на обратный путь кораблю не хватит энергии, смерть астронавтов будет медленной, но столь же неизбежной. Еще никто не терпел крушение так далеко от дома.

Фото поврежденного служебного модуля, сделанное экипажем

Спасательная шлюпка

— Если мы собираемся вернуться домой, — сказал Ловелл Хейзу и Суайгерту, — нам придется использовать лунный модуль.

Такой же план предлагали и в Хьюстоне. Лунный модуль, который астронавты называли «Водолеем», в выключенном состоянии ждал своего часа — высадки на спутник Земли. Но вместо этого «Водолей», исправный и с собственными запасами кислорода, должен был стать для экипажа «Аполлона», по сути, спасательной шлюпкой.

Первым делом требовалось установить точные координаты командного модуля, чтобы, когда экипаж активирует навигационный компьютер «Водолея», внести туда вычисленные на их основе новые данные. Если бы астронавты не успели скопировать координаты до того, как в «Одиссее» закончится энергия, информация в его компьютере пропала бы и корабль навсегда заблудился бы в космосе. Ловелл достал ручку, вырвал из полетного плана чистый лист, прервал переговоры Суайгерта и ЦУПа и потребовал у пилота данные для расчетов. В процессе вычисления начал сомневаться: не ошибся ли где-то? Продиктовал результаты в командный пункт. «Так, „Водолей“, — ответила Земля. — Твоя арифметика вне подозрений».

Согласно инструкции, включение лунного модуля занимало около трех часов, но скорость утечки оставила астронавтам меньше 15 минут. За это время они, в неистовом темпе щелкая тумблерами, успели отключить системы «Одиссея» и «оживить» «Водолей». Экипаж переместился в лунный модуль, однако «Одиссей» должен был еще понадобиться на последнем этапе путешествия, когда — если! — удастся вернуться к Земле. Только командный модуль был приспособлен для вхождения в земную атмосферу.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector