0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Resident Evil — Обитель «Зла», или Осторожнее с вирусами!

НЕтипичный обзор! Серия фильмов «Обитель зла».

Предисловие: на днях я улетаю обратно в Волгоград. Мне в Германии не понравилось вообще. Почему — объяснить даже не смогу. Наверное, потому что мосты там при гололеде только цепями обвешивают по бокам.

Я посмотрел его очень поздно, когда мне купили домашний кинотеатр, проигрывающий все форматы кино. Тогда отец привез мне его и несколько дисков с фильмами (я помню лишь «Бешеные псы», Криминальное чтиво» и, собственно, «Обитель зла»).
Когда я запустил диск, мне уже стало страшно. Мало того, что из меню сделали целую сцену (а я боялся того, что прямо в экране внезапно вылезет жуткая рожа типа Познера), где идешь к процессору Красной королевы, а на тех самых блоках-платах появлялись меню «Просмотр», «Создатели» и т.д. и т.п., так еще и в самом начале показали, как в подземной станции «Муравейник» устраивают диверсию, крадя и разбивая намеренно ампулу с вирусом «Прародитель» или Т-вирусом, кому как. Потом неплохо поставленная сцена в лифте, потом загаска кучи народа с использованием какого-то газа, которым даже кошку не убьешь, потом отрубание головы чернокожей сотрудницы корпорации «Umbrella» внешним каркасом (я не знаю, как эта хрень называется).

Далее начинается сам фильм. Можете меня осуждать, любители больших сисек, но Милла Йовович воистину Ева современного конематографа. И неважно, что у нее грудь небольшая. Красоты ей не занимать вообще. А тогда она не только стала суперзвездой Голливуда, но и фотомоделью очень достойной. А так сценарий держится на трех вещах: на тот момент крутом сюжете про спецназ и потерю памяти в результате использования нервно-паралитического газа, достойной работе актеров и использовании профессиональных танцоров в качестве зомбированного персонала «Муравейника». И я не шучу. Они обладали достаточно хорошей дикцией в движениях, так что зомби были, как бы противоположно это ни звучало, «живыми». У каждого свое поведение. Некоторые рычат, некоторые машут руками в поисках чего-нибудь вкусного…
Но мне было дико непонятным то, что написали «по мотивам Resident Evil». Из игры они взяли лишь S.T.A.R.S., «Umbrella», особняк, зомби и дог-зомби.

Неплохой фильм. 9,5/10

Обитель зла 2. Апокалипсис.

Этот фильм мне не понравился. Да, тут есть Ракун-сити, инфицированный Т-вирусом. Да, толпы зомби и очаровательная Элис. Появилась Джилл Валентайн и — главное! — Немезида, один из символов всей серии игр Resident Evil.
Но все это было сделано через пень колоду. Джилл Валентайн откуда-то знает об «Umbrella» и Т-вирусе (ОТКУДА!), причем так и не объясняют. Ракун-сити — это не небольшой провинциальный город, а мегаполис. Вместо Биркина из игры — Эшфорд.
Да вдобавок все это «великолепие» делал не Пол Андерсон, а Александр Уитт (камео снайпера на крыше забегаловки-убежища S.T.A.R.S.). В первый раз смотреть весело, но второй раз вызовет позывы в стиле «два пальца в рот — и все пройдет».

Третья часть навела меня на одну-единственную мысль «Одна ампула может навсегда изменить мир». И это правда. Мир превратился в пустыню. Зомби вообще стали гнить на солнце похлеще пластиковых бутылок в костре. Люди вынуждены искать то, в чем когда-то они вообще не нуждались — бензин, еду, воду, патроны, оружие, лекарства и прочее другое, что было заготовлено тогдашними государствами для своих граждан.
Элис специально загримировали. чтобы она выглядела как настоящая скиталица, стремящаяся уничтожить выжившую в зомби-апокалипсисе корпорацию «Umbrella». Вдобавок из-за введенного ей во второй части Т-вируса у нее развиваются псионические способности. Я ржал до слез, когда появилась Белая королева, «сестра» Красной королевы, ИИ из первой части. Должно было быть страшно и таинственно, а я ржал. Объяснить я не смогу.
Экшен поставлен отлично. Элис научилась пользоваться мачете и стала рубить нечисть целыми толпами. Появились герои из второй части — Карлос Оливьера, Эл Джей, доктор Спенсер. Съемки в пустыне Невада отлично пошли фильму на пользу.
9/10

Обитель зла: Жизнь после смерти.

Наконец-то появилось больше отсылок из оригинальных игр. Палач из пятой части, Крис и Клэр Редфилд, Альберт Вескер из все той же Resident Evil 5, адьюлы
Экшена стало больше. И большего раскрытия характеров персонажей удалось добиться. А последняя битва очень хорошая и расслабляет глаза, а не напрягает.
Вот только киноляпов большое количество. Косметики на каждой героине по полтонны. Самолет, особенно учебный, таких расстояний не пролетит. И куда делась, твою мать, пустыня? А в 3Д просто адскими муками сопровождался просмотр. Я успел рехнутся. После сеанса мы пошли в туалет промывать глаза, потому что слезы наворачивались каждые 15 минут. Таким фильмам 3Д ни к чему абсолютно. 8/10.

RESIDENT EVIL — Почему стоит немедленно сделать ребут экранизации?

О, Resident Evil. Что же можно сказать об этой кино-франшизе за авторством Пола Андерсона, кроме того, что уже заезжено всеми до дыр?

Ну, для начала, она длится уже 15 лет и насчитывает 6 фильмов, хотя лучше было бы убить 6 лет на съемки 3 (но зато проработанных) фильмов.

Жанр сериала перекатывался от вроде как хоррора до плоского как грудь младшеклассницы боевика с пострелушками, поэтому не может не радовать, что он таки близится к своему концу. Впрочем, все проблемы этого кино-цикла можно описать одной фразой — кино-экранизации Resident Evil срочно нужен ребут!

Скоро на большие экраны выйдет якобы завершающая часть эпопеи Андерсона под названием «Обитель Зла: Последняя Глава», так что вполне есть смысл наконец-то добавить в экранизацию то, чего она заслуживает, окрасив в иные цвета. В первоисточнике была весьма неплохая история, доказывающая, что на сюжет можно взглянуть под совершенно разными углами, стоит лишь подумать, как это воплотить.

Именно поэтому представляю вашему вниманию наш список причин, по которым экранизации Resident Evil нужен глоток свежего воздуха:

За несколько лет до того, как Пол Андерсон

дал зрителю Элис, «Особняк» и фильм, который напоминал оригинальную игру лишь на поверхностном уровне, культовый режиссер Джордж Ромеро был тем, кто должен был перенести действие игры в реальность — причем, сюжет рассказывал бы ту самую историю про особняк в Арклейском Лесу. Если бы Sony не отменили данный проект, зритель бы смог насладиться настоящим особняком Спенсера во всех его кровавых деталях.

Сейчас, когда приключение Алисы подходит к концу и вновь вспыхнула искра интереса к самой игровой серии, мы надеемся, что те, кто там сейчас заправляет всем воспользуются своей возможностью загрузить новую сохранку и сыграть в Resident Evil на более высоком уровне сложности.

Тяжелее всего вспомнить, что Обитель Андерсона всё таки была слегка страшной в самом её начале. Не то, чтобы было так страшно, чтоб аж до ночных кошмаров, но, по крайней мере, первая часть кино-сериала позиционировала себя как фильм ужасов. Но с каждой частью экранизация превращалась в какой-то цирк с пострелушками в пост-апокалиптическом sci-fi-сэттинге.

Если выбирать из двух жанров, с которыми экранизация Resident Evil заигрывала, то очевидно, что у кино-франшизы есть реальные шансы на то, чтобы воспрянуть духом лишь в том случае, если студийные боссы найдут людей, которые умеют создавать захватывающие триллеры и/или хорроры.

Понятно, что на «Обитель Зла» люди ходили не в поисках мега-глубокого сюжета. Хотя, если вы спросите у тех, кто таки играл в оригинальную игровую серию, они ответят, что должно было быть с точностью на оборот.

Особенно это начало чувствоваться, когда в фильмах Андерсона хорошие ребята решили убегать, Вескер решил заключить сделку с героями, Элис потеряла свои способности (только для того, чтобы их в итоге вернуть ), а кучи героев появлялись в фильме лишь для галочки (что, черт возьми, делал Крис Рэдфилд на протяжении «Обитель Зла: Возмездие»?!).

Даже основная сюжетная линия всего сериала, о которой от фильма к фильму напоминает Элис выглядит как тупая шутка.

Нужно срочно возвращаться к истории о таинственной корпорации Umbrella с периодическими всплесками вирусной активности, как это было в играх!!

Как и в случае экранизаций, последние части самой игровой серии Resident Evil удостоились множества весьма нелестных отзывов. И что же сделали CAPCOM? Они выпустили RESIDENT EVIL

, которая больше похожа на старый-добрый хоррор в ключе «Техасской Резни Бензопилой», нежели на чистокровный экшон.

Насколько игра получилась хорошей мы не знаем, но сарафанное радио намекает, что игровой серии такой ход пошел на пользу, так что экранизации тоже нужен просто пинок под зад.

Вне зависимости от того, сколько времени вы убьете на то, чтобы что-то доказать судьям (читайте — зрителям), свежие идеи всегда давали возможность шире взглянуть на то, что вы можете сделать с проектом. Даже если Screen Gems не захотят адаптировать игру на экран слово в слово, а соберется, допустим, создать сюжетную линию, развивающуюся параллельно играм или же сильно опираться на первоисточник, но изменить пару ключевых моментов для свежести, зрители бы восприняли такое с большим одобрением.

Эпоха, породившая «Обитель Зла» уже закончилась — спросите у любого, кто поморщился при просмотре новой части «хХх». Если у кошмара Ракун Сити будет возможность вернутся на большие экраны, то создатели перезапуска просто обязаны поразмыслить над тем, что создавали их предшественники.

И, раз уж Лара Крофт получит ребут, то Resident Evil и подавно заслуживает этого.

5 причин, почему фанаты ненавидят фильмы Resident Evil

Вы когда-нибудь смотрели фильмы Resident Evil? Игровая индустрия печально известна в безвкусном преобразовании полюбившихся франшиз в мерзкие до безобразия кинокартины во всем мире, и это продолжается уже десятилетиями. Тем не менее, тогда как Super Mario Bros., Street Fighter и House of the Dead попадают в категорию «так плохо, что даже хорошо», Resident Evil является отдельным циклом, который больше похож на пародию.

Читать еще:  Artifact — ради этого умерла Half-Life

Под руководством Пола Андерсона («Смертельная битва», «Мушкетёры»), пять фильмов линейки «Обитель зла», основанные на знаменитой серии ужастиков от Capcom, собрали миллионы в прокате с момента выхода дебютной картины в 2002 году. Неудивительно, ведь в них знаменитая актриса Милла Йовович в обтягивающей одежде надирает задницу зомби, а это, безусловно, залог успеха, разве нет?

Таки нет, и вот пять причин, по которым фильмы Resident Evil почти повсеместно презирают любители видеоигр.

1. Элис? Кто такая Элис?

Именно так большинство из нас реагировало на дебют Элис в «Обители зла» 2002 года выпуска, и она по-прежнему является главным действующим лицом всего цикла. Одетый в лохмотья персонаж Миллы, в совершенстве владеющий боевыми искусствами, остаётся, пожалуй, самым ненавистным для хардкорных поклонников аспектом кинокартин, а геймеры, как известно, не любят, когда какие-то сторонние отщепенцы занимают место полюбившихся героев.

Но нет, мы должны мириться с нелепым присутствием Элис во всех частях киноадаптации, а также с её заезженными и унылыми диалогами и показной акробатикой. И если первого показалось мало, то сценаристы пошли ещё дальше, сделав сотни ее клонов в «Обители зла 4: Жизнь после смерти». Будь Элис насыщенным и многогранным персонажем, это было бы здорово, но, увы, героиня получилась слишком однобокой.

2. Фильмы ничуть не пугают

Когда-то «Обитель зла» действительно была страшной серией, частично вдохновленной фильмами Джорджа Ромеро. Однако в результате стараний продюсеров киносерия скатилась в бесконечный экшен, в котором не посчастливилось оказаться несчастным зомби, а свойственная играм гнетущая атмосфера и беспокойство благополучно улетучились в никуда. В конце концов, трудно испугаться, когда героиня обладает суперспособностями и лихо раздаёт мертвецам тумаков, даже не вспотев.

3. Полный провал в адаптации оригинала

Это, наверное, самая большая и больнобьющая грабля. Сюжет игр берётся за основу только частично, после чего сценаристы пускаются во все тяжкие, отклоняясь от канона всё дальше и дальше. Первый фильм упорно игнорирует убийства в Раккун-Сити и отряд S.T.A.R.S., а памятный особняк упоминается лишь однажды.

Затем Андерсон аки доктор Франкенштейн берет персонажей (Рэдфилды, Вескер, Барри и других) и перемешивает их, создавая собственного киномонстра, сплошь и всюду пронизанного сюжетными дырами и несоответствиями. Откуда взялся паразит Лас-Плагас, мимоходом упомянутый Леоном? Как заражённые Т-вирусом люди превращаются в подконтрольных Плаге зомби? Кто создал ужасного Палача? Что случилось с Анжелой Эшфорд? Список можно продолжить.

4. Джордж Ромеро мог снять фильмы, но ему отказали

Если копнуть чуть глубже, можно узнать, что изначально писать сценарий для фильмов пригласили Ромеро, который, со своей-то репутацией, являлся более чем идеальной кандидатурой. Его сценарий был удивительно близок к видеоигре: в нём нашлось место и Крису с Джилл, как и команде S.T.A.R.S., и особняку «Амбреллы», и зомби, и другим дорогим сердцу фаната атрибутам. Конечно, не обошлось и без пары изменений. Так, Крис и Джилл были любовниками, да и сам Крис не был членом S.T.A.R.S., но в целом это не нарушало целостность истории.

Увы и ах, продюсеры решили, что сценарий уж слишком близок к игре, поэтому отдали предпочтение кандидатуре Андерсона, о чём поклонники горюют и по сей день.

5. Абсолютный плагиат с игры

Да, «Обитель зла» основана на популярном игровом франчайзе с памятными диалогами, но это не может служить оправданием для их бессовестного копирования в свои ногозаплетающие сценарии, что, собственно, и сделал Андерсон. Экшен раздут до размеров слона, шутки нелепы, а некоторые диалоги нагло выдраны из игр. Встреча Вескера с Рэдфилдами из «Жизни после смерти» почти точь-в-точь повторяет аналогичную ситуацию Крисом и Шивой в Resident Evil 5, только вот по накалу страстей не дотягивает.

И всё бы ничего, будь фильм обычной адаптацией игры, так нет же — если вы настолько круто меняете сценарий, можно хотя бы засунуть туда нечто оригинальное, помимо Элис. Кроме того, логически оправдать бои в «Обители зла» можно лишь одним способом — они служат отличным средством продвижения Йовович по рельсам сюжета, толкая её из локации А в пункт Б, и зачастую смотрятся абсолютно не к месту в якобы экранизации Resident Evil. Издевательство да и только.

  • Каскадерше фильма Resident Evil: The Final Chapter ампутируют руку

Лекарства нет! Самые опасные вирусы в мире Resident Evil

У себя на родине, в Японии, Resident Evil называется Biohazard («Биологическая угроза») и неспроста: самым страшным злом в играх серии всегда были всевозможные вирусы, а вовсе не зомби или мутанты. После релиза первой части в 1996 году игроки повидали столько всякой заразы, что сейчас уже и не разберешь толком, с чего же началась эта заварушка с биологическим оружием и ожившими мертвецами.

Вот и Resident Evil 7, вышедшая в конце прошлого месяца, познакомила нас с жутковатой семейкой Бейкеров, члены которой вроде не зомби, но и здоровыми их не назовешь: они без труда отращивают оторванные конечности и мрут с большой неохотой. Объяснить такое поведение просто — во всем вновь виноваты вирусы.

И если вы слабо представляете, что происходило в серии прежде, этот материал поможет вам разобраться. Встречайте — самые опасные вирусы в мире Resident Evil!

Вирус «Прародитель»

В 1966 году английский аристократ Озвелл Спенсер обнаружил в Западной Африке редкий цветок Stairway to the Sun («лестница к солнцу»), о котором впервые услышал от своего друга Эдварда Эшфорда. Местное племя многие годы использовало растение в своих обрядах: с помощью цветка аборигены выбирали своего вождя — те немногие, кто съедал лепестки «лестницы» и выживал после этого, занимали главенствующее положение.

Иной исследователь, узнав о столь опасных свойствах этого растения, уехал бы домой и оставил африканское племя наедине с его обычаем, но только не Озвелл Спенсер. Вместе со своими единомышленниками, Эшфордом и американским вирусологом Джеймсом Маркусом, он вывел из цветка с романтическим названием смертельно опасный вирус — «Прародитель» (Progenitor).

Сперва ученые пытались вырастить «лестницу» на территории Америки, но вскоре поняли, что нужными свойствами обладают цветки, выросшие в одной из пещер на западе Африки (вероятно, дело в особых природных условиях). Поэтому одну из своих лабораторий они построили в африканском регионе. Ну а главные исследования проводились в подземном комплексе, расположенном под особняком в Арклейских горах. Именно там происходят события первой части Resident Evil.

«Т-вирус»

Несколько лет Спенсер, Эшфорд и Маркус преследовали одну цель — создать из «Прародителя» препарат, который выведет человечество на новый уровень. Но все эксперименты с цветами из Африки обернулись полным провалом: сам по себе «Прародитель» убивал почти всех зараженных — никаких улучшений, одни только трупы. Тогда Джеймс Маркус соединил его с ДНК пиявки и получил «Т-вирус» — пожалуй, самую известную заразу во вселенной Resident Evil.

По сравнению с «Прародителем», вирус «Т» (или «Тиран») стал своего рода успехом: он не убивал носителей, но превращал их в безмозглых кровожадных существ — тех самых зомби. В результате о проекте по улучшению человеческой расы на время позабыли, потому что на горизонте появилась возможность заработать на продаже биооружия. Чтобы вирусная возня осталась тайной, Спенсер, Эшфорд и Маркус основали фармацевтическую компанию Umbrella, ставшую отличным прикрытием.

К концу 1970-х над развитием «Т-вируса» работали несколько лабораторий, в том числе и та, что находилась под особняком в Арклейских горах, а также комплекс, построенный в Антарктике. В последнем, к слову, вместе со своим сыном трудился Эдвард Эшфорд. Их исследования помогли в будущем вывести особый тип «Т-вируса» — «Т-Веронику». Эта зараза во многом походила на «Тирана», но в некоторых случаях сохраняла разум носителя.

Правда, в конечном итоге все версии вируса «Т» стали причиной кошмарных событий. Мало того, что биооружие попало на черный рынок, а оттуда — в руки террористов и других злодеев, так еще и львиная доля коллективов лабораторий, работающих над вирусом, пала жертвой своих собственных достижений.

Первый крупный инцидент, связанный с «Т-вирусом», произошел в 1998 году в особняке Озвелла Спенсера в Арклейских горах. Этим событиям посвящена первая Resident Evil: игроки вместе с главными героями, Джилл Валентайн и Крисом Редфилдом, попадают в загадочное поместье, обнаруживают секретную лабораторию и узнают жуткую тайну о разработке смертельного вируса.

«G-вирус»

В том же 1998 году, через два месяца после событий в особняке Спенсера, беда постигла город Раккун, расположенный неподалеку от поместья. Почти все население внезапно превратилось в зомби, а участь выживших в тот момент казалась еще печальней. Виной всему события, незадолго до катастрофы произошедшие в комплексе компании Umbrella, построенном прямо под городом (да-да, еще один комплекс). И в самом центре этих событий оказался «G-вирус».

Ученые, которых возглавлял доктор Уильям Биркин, работали над вирусом «G», в то время как другие группы развивали «Тирана». Впервые новую заразу вывели в 1988 году. Вывели, надо сказать, весьма жутким образом — соединили в теле маленькой девочки вирус «Прародитель» со специально созданным паразитом. На протяжении десяти лет Биркин всячески улучшал «G-вирус», а закончив, попытался передать образец правительству США.

Но не тут-то было: верхушка Umbrella прознала об этом и натравила на Биркина специальный отряд. Вояки не стали искать виноватых и без вопросов застрелили одного из ценнейших сотрудников компании. Перед смертью Биркин успел ввести себе «G-вирус» и превратился в грозного монстра, который с легкостью перебил весь отряд. Во время бойни мутировавший Биркин задел контейнеры с «Т-вирусом», и тот попал в канализацию Раккуна. Как результат — тысячи кровожадных зомби на улицах города. Усмирить Биркина удалось главным героям Resident Evil 2, Леону Кеннеди и Клэр Редфилд.

На черном рынке «G-вирус» был не так популярен, как «Т», но и этой заразе нашли применение — ее соединили с вирусом «Т-Вероника» и получили «С-вирус». Последний, если вколоть его, превращает носителей в дж’аво (J’avo), жутких созданий, похожих на зомби, но при этом достаточно разумных, чтобы пользоваться оружием и общаться с себе подобными. Впервые эти монстры появились в Resident Evil 6.

Есть в серии Resident Evil еще одна зараза, забыть о которой никак не выйдет. Речь о паразите Лас-Плагас (Las Plagas), который ничего общего с вирусами не имеет.

Впервые с Лас-Плагас сталкивается Леон Кеннеди, главный герой четвертой части. Он приезжает в испанскую деревушку, где, по слухам, держат похищенную дочь американского президента. Там на него нападают местные жители, кои поначалу ведут себя как зомби, а затем поражают способностью отращивать мерзкие щупальца (или что-то вроде того) вместо головы и вообще ведут себя не по-джентльменски.

Читать еще:  State of Decay — руководство по выживанию в зомби-апокалипсисе

Ближе к концу Леон выясняет, что один из хранителей местного замка, сумасшедший Рамон Салазар, долгие годы хранил Лас-Плагас у себя во дворце, а затем вместе с Озмундом Саддлером, организатором секты Лос-Иллюминадос, заразил паразитом обитателей ближайшей деревушки. Лас-Плагас, к слову, соединяется с центральной нервной системой зараженного, подавляет волю и позволяет одному конкретному человеку управлять другими носителями.

Вирус «Уроборос»

Теперь самое время вернуться в Африку — туда, где Озвелл Спенсер в 1966 году отыскал злосчастные цветы, из которых затем вывел вирус «Прародитель». Вообще, история о главной заразе в серии Resident Evil за несколько десятков лет обогнула земной шар и вернулась к месту зарождения — прямо как змей Уроборос, кусающий себя за хвост. Возможно, именно поэтому Альберт Вескер, один из самых опасных персонажей в мире «Обители зла», назвал свое детище именем этого существа. Впрочем, трактовок названия может быть много.

«Уроборос» стал третьим вирусом, созданным на основе «Прародителя». Альберт Вескер, бывший сотрудник корпорации Umbrella, вознамерился довести до конца план Озвелла Спенсера — тот самый, по улучшению человеческой расы. Была лишь одна проблема: Вескер хотел вывести людей на новый уровень развития крайне опасным образом — распылив в воздухе надо всеми континентами вирус «Уроборос». Тот факт, что львиная доля населения погибнет, злодея волновал мало.

Да и сам «новый уровень развития» нормальным людям казался диким: чаще всего «Уроборос» превращал неподготовленного человека в ужасное месиво из сотен червеподобных отростков. Тем не менее Вескер без всяких проблем запустил производство вируса на территории Африки, поближе к той самой пещере, где растут цветы «лестница к солнцу», обладающие нужными свойствами.

Планы Вескера разрушил Крис Редфилд: во время событий Resident Evil 5 он вместе со своей напарницей Шевой Аломар убил Альберта, а по пути спас свою давнюю знакомую Джилл Валентайн.

«Эвелина» (спойлеры!)

Что такое «Эвелина» и откуда она взялась, толком не ясно. В Resident Evil 7 зараза предстает в образе девочки десяти лет — такой ее видят зараженные, разум которых полностью принадлежит Эвелине. Остальные же увидят перед собой немощную старуху — скорость старения у ребенка гораздо выше, чем у обычного человека.

Можно ли назвать Эвелину вирусом, тоже не известно. Девочка с кодовым именем Е001 — результат работы над новым биологическим оружием, ее создатель — неизвестная корпорация (по некоторым данным, это может быть компания Tentsu). Судя по всему, «Эвелина» основана на каких-то грибах: зараженные поначалу видят галлюцинации, а затем покрываются черной гадостью, похожей на плесень. Отращивать новые конечности для таких вот монстров — обычное дело.

Тем не менее все эти факты лишь прибавляют вопросов. Будем надеяться, что хотя бы на часть из них авторы ответят в грядущих дополнениях. Ну а побольше об «Эвелине» мы, вероятно, узнаем в следующей части серии.

Здесь вас ждет еще больше спойлеров, поэтому читайте на свой страх и риск!

Ни для кого не секрет, что в седьмой части разработчики отошли от основных событий серии. Тем не менее без связей с другими играми не обошлось. Вот самые заметные отсылки к предыдущим частям Resident Evil.

В доме Бейкеров висит картинка, на которой изображены горы Арклей — именно там в 1998 году произошел первый инцидент, связанный с «Т-вирусом».

В определенный момент главный герой Resident Evil 7 получает пистолет Albert-01 Pistol. Что это — отсылка к Альберту Вескеру или простое совпадение?

В конце игры главного героя эвакуирует персонаж, представившийся Редфилдом. Вероятно, речь идет о Крисе, но тот ли это герой, которого мы знаем?

Еще больше сомнений по поводу личности «Криса Редфилда» оставляет вертолет с измененной эмблемой корпорации Umbrella на корпусе.

Как видите, главное зло в Resident Evil — вирусы и люди, стремящиеся использовать эти самые вирусы при любом удобном случае. Благо чаще всего злодеи сами становятся жертвами своих амбиций и превращаются в монстров. А затем, по сложившейся традиции, погибают от выстрела из ракетницы.

НЕтипичный обзор! Серия фильмов «Обитель зла».

Предисловие: на днях я улетаю обратно в Волгоград. Мне в Германии не понравилось вообще. Почему — объяснить даже не смогу. Наверное, потому что мосты там при гололеде только цепями обвешивают по бокам.

Я посмотрел его очень поздно, когда мне купили домашний кинотеатр, проигрывающий все форматы кино. Тогда отец привез мне его и несколько дисков с фильмами (я помню лишь «Бешеные псы», Криминальное чтиво» и, собственно, «Обитель зла»).
Когда я запустил диск, мне уже стало страшно. Мало того, что из меню сделали целую сцену (а я боялся того, что прямо в экране внезапно вылезет жуткая рожа типа Познера), где идешь к процессору Красной королевы, а на тех самых блоках-платах появлялись меню «Просмотр», «Создатели» и т.д. и т.п., так еще и в самом начале показали, как в подземной станции «Муравейник» устраивают диверсию, крадя и разбивая намеренно ампулу с вирусом «Прародитель» или Т-вирусом, кому как. Потом неплохо поставленная сцена в лифте, потом загаска кучи народа с использованием какого-то газа, которым даже кошку не убьешь, потом отрубание головы чернокожей сотрудницы корпорации «Umbrella» внешним каркасом (я не знаю, как эта хрень называется).

Далее начинается сам фильм. Можете меня осуждать, любители больших сисек, но Милла Йовович воистину Ева современного конематографа. И неважно, что у нее грудь небольшая. Красоты ей не занимать вообще. А тогда она не только стала суперзвездой Голливуда, но и фотомоделью очень достойной. А так сценарий держится на трех вещах: на тот момент крутом сюжете про спецназ и потерю памяти в результате использования нервно-паралитического газа, достойной работе актеров и использовании профессиональных танцоров в качестве зомбированного персонала «Муравейника». И я не шучу. Они обладали достаточно хорошей дикцией в движениях, так что зомби были, как бы противоположно это ни звучало, «живыми». У каждого свое поведение. Некоторые рычат, некоторые машут руками в поисках чего-нибудь вкусного…
Но мне было дико непонятным то, что написали «по мотивам Resident Evil». Из игры они взяли лишь S.T.A.R.S., «Umbrella», особняк, зомби и дог-зомби.

Неплохой фильм. 9,5/10

Обитель зла 2. Апокалипсис.

Этот фильм мне не понравился. Да, тут есть Ракун-сити, инфицированный Т-вирусом. Да, толпы зомби и очаровательная Элис. Появилась Джилл Валентайн и — главное! — Немезида, один из символов всей серии игр Resident Evil.
Но все это было сделано через пень колоду. Джилл Валентайн откуда-то знает об «Umbrella» и Т-вирусе (ОТКУДА!), причем так и не объясняют. Ракун-сити — это не небольшой провинциальный город, а мегаполис. Вместо Биркина из игры — Эшфорд.
Да вдобавок все это «великолепие» делал не Пол Андерсон, а Александр Уитт (камео снайпера на крыше забегаловки-убежища S.T.A.R.S.). В первый раз смотреть весело, но второй раз вызовет позывы в стиле «два пальца в рот — и все пройдет».

Третья часть навела меня на одну-единственную мысль «Одна ампула может навсегда изменить мир». И это правда. Мир превратился в пустыню. Зомби вообще стали гнить на солнце похлеще пластиковых бутылок в костре. Люди вынуждены искать то, в чем когда-то они вообще не нуждались — бензин, еду, воду, патроны, оружие, лекарства и прочее другое, что было заготовлено тогдашними государствами для своих граждан.
Элис специально загримировали. чтобы она выглядела как настоящая скиталица, стремящаяся уничтожить выжившую в зомби-апокалипсисе корпорацию «Umbrella». Вдобавок из-за введенного ей во второй части Т-вируса у нее развиваются псионические способности. Я ржал до слез, когда появилась Белая королева, «сестра» Красной королевы, ИИ из первой части. Должно было быть страшно и таинственно, а я ржал. Объяснить я не смогу.
Экшен поставлен отлично. Элис научилась пользоваться мачете и стала рубить нечисть целыми толпами. Появились герои из второй части — Карлос Оливьера, Эл Джей, доктор Спенсер. Съемки в пустыне Невада отлично пошли фильму на пользу.
9/10

Обитель зла: Жизнь после смерти.

Наконец-то появилось больше отсылок из оригинальных игр. Палач из пятой части, Крис и Клэр Редфилд, Альберт Вескер из все той же Resident Evil 5, адьюлы
Экшена стало больше. И большего раскрытия характеров персонажей удалось добиться. А последняя битва очень хорошая и расслабляет глаза, а не напрягает.
Вот только киноляпов большое количество. Косметики на каждой героине по полтонны. Самолет, особенно учебный, таких расстояний не пролетит. И куда делась, твою мать, пустыня? А в 3Д просто адскими муками сопровождался просмотр. Я успел рехнутся. После сеанса мы пошли в туалет промывать глаза, потому что слезы наворачивались каждые 15 минут. Таким фильмам 3Д ни к чему абсолютно. 8/10.

5 причин, по которым нам необходим ребут «Обители зла»

Не успел Пол У.С. Андерсон с почестями похоронить франшизу, как она восстает из мертвых и когтями скребется во все новостные ленты

«Я бы посоветовала сначала найти людей, которые разделяют нашу страсть к этому проекту, а уж потом говорить о ребуте, – недовольничает Милла. – Если вы действительно окунетесь в жанровое кино, то обнаружите, что люди весьма чувствительны к фейкам. Настоящие фанаты сайфая, экшенов и хорроров – далеко не идиоты. Они легко распознают, где проектом занимаются из любви к жанру, а где просто пытаются срубить денег». Это очень интересное и, прямо скажем, смелое заявление, учитывая, что поклонники оригинальной видеоигры от Capcom прокляли затею с экранизацией после первой же картины в далеком 2002-м. Да и критика со стороны кинообозревателей и рядовых зрителей была не однозначно радужной.

Как бы то ни было, после объявления о ребуте мнения разделились. Одни полагают, что кинофраншиза мертва и попытки оживить ее, особенно в столь короткие сроки, подозрительно напоминают некрофилию. Другие же считают, что человечество достаточно настрадалось с гексалогией Андерсона и компании (под «компанией» подразумеваются снявшие вторую и третью части Александр Уитт и Расселл Малкэхи) и заслуживает лучшего. Воистину, в последнее время перезапуски лезут изо всех щелей, фидов и новостных агрегаторов, однако в конкретном случае можно смело утверждать: ребут «Обители зла» нужен позарез. И на то есть целых 5 причин.

1. Resident Evil нужна настоящая экранизация

Несмотря на огромное количество отсылок и игрового фансервиса, Андерсон создает свой собственный мир лишь по отдаленным мотивам игры, причем с самой первой части. В центре его повествования – суперклон по имени Элис, которая не только не имеет отношения к кэпкомовскому первоисточнику, но и сама по себе является классической Мэри Сью (так в масс-культуре называют всемогущих персонажей-«богов»).

Читать еще:  Восточный Фронт: Крах Аненербе – прогулка под энергетическим покрывалом (превью)

Введение нового персонажа Андерсон когда-то пытался объяснить тем, что так зрителю будет интереснее: мол, будь на ее месте Джилл Валентайн, все бы знали, что она выживет. Однако стоит провести 5 минут в компании Элис, как становится понятно, что все затевалась ради того, чтобы посмотреть, сколь ловко и эпично персонаж Миллы Йовович будет раздавать тумаки легионам зомби, мутантов и адептов нехорошей корпорации «Амбрелла».

Промо-кадр к фильму «Обитель зла»

Это крохотное сюжетное ядро кочевало из одного фильма в другой, пока, наконец, в шестой части Элис не ликвидировала последнего суперзлодея, а дальше – дело за малым: помочь распространению лекарства да отстрел остатков зомби. Для человека, обладающего такими способностями, как Элис, это просто прогулка по парку. Остальные же персонажи были глубоко вторичны, а некоторые (скажем, Крис Редфилд или Барри Бертон) появлялись исключительно для того, чтобы фанаты игры услышали знакомые фамилии.

Безусловно, у франшизы есть и свои достоинства, о чем красноречиво говорят мировые сборы, но если судить по отзывам и комментариям, «Обитель зла» стал для зрителей чем-то вроде guilty pleasure: вроде есть в этой истории что-то цепляющее, но рассказывать об этом на работе или друзьям почему-то не хочется. А вот не отдались картина от своих видеоигровых корней, ее восприятие, возможно, было бы совсем другим!

За долгие годы существования (23 года и семь номерных частей, не считая Code: Veronica, дилогии Revelations и целой плеяды спин-оффов) Resident Evil не только обросла огромной армией фанатов и культовым статусом, но и стала памятником поп-культуры. И если воспринимать слова миссис Андерсон всерьез, то экранизация столь масштабного проекта требует самого пристального внимания к первоисточнику: не только в качестве откупа для фанатов, но и как дань произведению искусства.

Финансовую сторону вопроса можно даже не брать в расчет: показатели бокс-офиса не могут служить критерием качества выпускаемой продукции, и если уж шесть шероховатых фильмов с посредственным сценарием смогли не только окупиться, но и принести прибыль, то у «правильной» экранизации будут все шансы как минимум повторить этот успех.

2. Истории есть что предложить зрителю

Для того чтобы зритель не пресыщался франшизой, она должна не только содержать в себе фирменные фишки, за которые ее и любят, но и постоянно что-то менять. Джеймс Бонд регулярно менял локации и девушек, «Форсаж» стабильно прибавлял в зрелищности и накале страстей, прямо пропорциональных градусу творящегося на экране неадеквата. Андерсон, написавший сценарий абсолютно ко всем частям «Обители зла», также менял места действия и не торопясь добавлял новых персонажей. Правда, мотивация и бэкграунд у этих персонажей практически отсутствовали, а воюющие стороны – Элис против «Амбреллы» – никак не менялись. Согласитесь, шесть фильмов про одних и тех же людей с одной и той же структурой и одними и теми же сюжетными рельсами – это много. Конечно, мастерить теории в сослагательном наклонении каждый мастак, но, думается, что еще одного хладного сказа о чудо-женщине Милле и карикатурно плохих Альберте Вескере/докторе Айзексе зритель просто не пережил бы и, скорее всего, показал бы фильму всем известный жест «не щадить».

Кадр из фильма «Обитель зла 3»

В то же время игровой цикл содержит в себе все необходимые для экранизации элементы. Обилие локаций: особняк Спенсера, Раккун-сити, заснеженная Антарктида, остров Рокфорт, Париж, Испания, Африка, заброшенный после теракта город-лайнер – тут есть где развернуться, не засовывая сюжет в стальные рамки постапокалипсиса (а кинофраншиза ушла туда уже в третьей части). Также себе в плюс игровая франшиза может записать обилие персонажей: то, что у Андерсона находится на уровне оммажа, в игровом цикле является полноценным героем с предысторией, мотивацией и действиями, которые оказывают эффект на всю вселенную. А самое замечательное в том, что тропинки персонажей петляют и разделяются, чтобы потом пересечься вновь: можно крутить твисты и плести коллизии, не боясь ненароком скинуть зрителя в засохший колодец скуки. Ведь всегда можно переключиться на другого персонажа.

Не будем забывать и о социальном подтексте Resident Evil. Несмотря на то что будущее уже наступило, миры Уильяма Гибсона и братьев Стругацких не потеряли своей актуальности, а социально заряженные триллеры о безнравственных корпорациях, вроде «Демона-любовника», смотрятся по-прежнему свежо. «Обитель зла» очень быстро отказался от размышлений о доминировании концернов и превратил «Амбреллу» в символ мирового зла, лишив злободневного лоска: о каком социальном подтексте может идти речь, если весь социум давным-давно состоит из ходячих мертвецов? В игре же обстоятельно проговорены и банальные планы мирового господства, и спонсирование терроризма через черный рынок, и заговоры, и излишне оптимистичные попытки создания утопического будущего, и упрощенные идеи Ницше.

Игровая франшиза уже не единожды меняла свою систему ценностей: начинали с survival horror (сам этот термин впервые был придуман для описания именно Resident Evil), потом променяли его на экшен с кат-сценами, а теперь, в седьмой части, снова вернулись к истокам. Вязкий камерный саспенс, мистический триллер, безудержный экшен с взрывающимися зданиями и мутантами размером с океанский лайнер, даже любовная линия – материала хватит для самой разной целевой аудитории. Вопрос лишь в том, как выдержать баланс между жанрами и в каких пропорциях смешивать имеющиеся ресурсы.

3. Больше экранизаций видеоигр

В общем и целом разговор об экранизациях видеоигр – это скоростной забег по историям былинных провалов. Практически все киноадаптации игровых проектов либо совершили сеппуку в бокс-офисе, либо являли такое действо, что геймеры и кинокритики учиняли им разгром на форумах и в колонках цифровой периодики. Взгляните на последние экранизации: «Варкрафт», Need For Speed, «Кредо убийцы» – кассовых чемпионов тут нет. А на некоторые вещи, вроде «Фаркрая» или «Одного в темноте», лучше вообще не смотреть.

Видеоигры могут себе позволить клишированный или даже откровенно слабый сюжет и картонных персонажей, ведь все это они с лихвой компенсируют интерактивностью и отыгрышем. Кроме того, игры частенько сами основываются на кинематографических клише, и без тотальной переработки сюжета их киноадаптация превратится в бесконечную рекурсию. Однако вместо упомянутой переработки сценаристы предпочитают придумывать совершенно новую историю, которая, к сожалению, не работает. Ни одна из экранизаций – от «Супербратьев Марио» и «Двойного дракона» до «Дума» и «Макса Пэйна» – так и не смогла снискать народной любви (не говоря уже о покорении сообщества геймеров), кроме избранных единиц вроде «Смертельной битвы», хотя хардкорные фанаты знаменитого цикла файтингов и ею остались недовольны.

Кадр из фильма «Обитель зла: Возмездие»

И тот факт, что в течение уже почти трех десятилетий никто не может выработать формулу для экранизаций такого огромного культурного пласта, как видеоигры, уже давно перерос шуточки о проклятии жанра, превратившись в настоящую проблему. Книги – без проблем. Комиксовые адаптации и вовсе переживают настоящий бум, в премьерную неделю выдавливая из кинотеатров и мультиплексов все остальные фильмы. А с играми – никак. Столько миров и вселенных, столько культовых персонажей и эпохальных сцен до сих пор находятся в слепой зоне потенциального зрителя. И чтобы размозжить положение дел, требуется как можно больше успешных прецедентов. Учитывая количество фанатов как у игровой, так и у кинофраншизы, надежды на то, что таким прецедентом будет именно ребут «Обители зла», вполне оправданны.

4. Реанимация фильмов о зомби

Зомби долгое время не могли выйти из тени своих более успешных коллег по серебряному экрану – мумий, оборотней и вампиров. Наконец наступил их звездный час, длящийся без малого 20 лет. В 90-х зомби отправились в принудительную спячку, но к началу нового тысячелетия вновь повылезали из могил в поисках свежей плоти. Но ничто не длится вечно. Сейчас легионы оживших мертвецов почти полностью перешли на кабельное и VOD. Из крупных проектов остались только грядущий сиквел «Войны миров Z» да сверхуспешный сериал «Ходячие мертвецы» (и его спин-офф). Причем последний не столько развивает образ, сколько вгоняет 22-сантиметровые гвозди в гроб жанра: кому нужны новые фильмы о зомби, если не сегодня-завтра выйдет новый сезон «Ходячих»? Даже дедушка Ромеро уже успел поплакаться на эту тему!

Кадр из фильма «Обитель зла: Последняя глава»

Зомби стали уже более знакомыми персонажами, чем соседская собака, а хоррор – это прежде всего Неизвестное. Став чем-то понятным и знакомым, мертвецы перекочевали в реквизит и используются как задний план для разыгрываемой драмы: «Вымирание», «Тепло наших тел», «Новая эра Z» – в каждом из этих фильмов зомби играют роль экспозиции, необходимой для раскрытия отношений между персонажами. Ничего особенно страшного в этом нет, но частотность подобного использования зомби заставляет задуматься о том, что сами по себе они уже не такие впечатляющие.

Сейчас балом правит паранормальный хоррор (спасибо Джеймсу Вану), да из недр 80-х выползает и потягивается кроненберговский боди-хоррор. И если получилось снова сделать страшными истории про дома с привидениями, то почему не должно получиться с зомби? А если они снова обретут способность пугать зрителя (да еще и с такой культовой вывеской), то за будущее поджанра можно какое-то время не переживать.

5. Джеймс Ван

Имя австралийского малайца – действительно один из поводов не только верить всем сердцем в ребут, но и с нетерпением его ждать. Ван создал целых три более чем впечатляющих франшизы («Пила», «Астрал» и «Заклятие»), умеет обращаться не только с разными сортами хоррора, но и с триллерами и боевиками. Да и последний продюсируемый им фильм «И гаснет свет» вышел весьма любопытным. Кроме того, Джеймс обещал помочь с доработкой сценария до ума, и, возможно, мы получим «Обитель зла» с диалогами: этот элемент вышел отвратительным не только у Андерсона, в серии игр с ними тоже проблемы.

Детали день ото дня будут все прибывать, не успеете вы произнести «кумкват», как появится трейлер, за ним – дата релиза, и вот вы уже в кинотеатре, и через два часа все станет ясно: да или нет. Поэтому сейчас самое лучшее время, когда «Обитель зла» представляет собой зомби-фильм Шредингера, будучи одновременно живым и мертвым, и нет еще разговоров о том, что вот эта вот актриса гораздо хуже Миллы Йовович, а вот этот мужик совершенно не похож на Альберта Вескера. И все еще возможно, и даже самые смелые мечты и ожидания кажутся более чем оправданными. Наслаждайтесь, пока можете.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector