0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как юристы смартфоны делали

Содержание

Популярные группы

Как юристы смартфоны делали

Полтора десятка лет назад в проектировании новых гаджетов начали принимать участие маркетологи — им мы обязаны гонкой мегапикселей, Super-Clear-Ultra-экранами и зелеными смартфонами в крапинку. Теперь на тех же совещаниях громко звучат голоса юристов. Благодаря им, происходит прямо противоположное — функции из устройств исчезают. Причина — патентные войны

Вообще патент — очень интересная и полезная штука. Изобретатель чего-либо описывает детали своего изобретения и регистрирует их в уполномоченном патентном бюро. Если изобретение признано новым и полезным, то патент выдается, и без разрешения держателя патента (изобретателя) никто не имеет права пользоваться запатентованной технологией. При этом сама суть изобретения публична, с ним могут ознакомиться все желающие. Это очень важно. Общественная польза патентной системы в том, что изобретения не держатся в секрете и не уходят с изобретателем в могилу, а становятся общеизвестными и могут использоваться для дальнейшего прогресса. При этом изобретатель все же может получить выгоду от своей работы, либо продавая продукты, основанные на своем изобретении, либо платно передавая разрешение на использование изобретения третьим лицам. Также у патента есть срок действия (обычно 20 лет), после которого изобретение становится общественной собственностью и не требует лицензирования.

Неочевидный, но важный момент: наличие патента необязательно дает изобретателю право делать запатентованную вещь, например, если какая-то ее часть запатентована ранее. Классический пример: у Леонардо есть патент на мышеловку, у Томаса — патент на усовершенствованную мышеловку. Без разрешения от Леонардо, Томас не имеет права делать свою улучшенную мышеловку, потому что суть механизма запатентована не им. Но и Леонардо не может внести улучшения в свою конструкцию без разрешения Томаса. Выход для них обоих — взаимное лицензирование.

Схема выглядела вполне идиллически сто-сто пятьдесят лет назад, когда началась стандартизация патентного права. Но в современном мире технологий, где конечная продукция состоит из тысяч деталей и неочевидных кирпичиков (сложных техпроцессов, больших программных комплексов и т.п.), произвести готовое устройство и не нарушить чей-либо патент очень, очень проблематично.

Разумеется, при создании техники проводится большая исследовательская и изобретательская работа. Бюджеты подразделений R&D нередко исчисляются миллиардами долларов, а в активе крупнейших мировых производителей техники — десятки тысяч патентов, и их число растет ежегодно. Ориентироваться в этом море патентов не может никто, тем более что они не централизованы и выдаются в каждой стране отдельно. Поэтому, пока исследователи получают патенты, команды внедрения то и дело ненароком нарушают чьи-то чужие патенты — даже несмотря на то, что в начале разработки производятся соответствующие проверки. В подавляющем большинстве случаев это остается безнаказанным, потому что держатель патента так и не узнает о нарушении или не имеет возможности принять меры. Но если нарушение патента вскрывается, держатель патента имеет право установить лицензионные отчисления с каждой произведенной в будущем единицы продукта, а также получить компенсацию с каждой ранее выпущенной в нарушение патента единицы продукта. Разумеется, если о необходимости использовать запатентованную другими технологию известно заранее, соответствующую лицензию приобретают изначально, чтобы не нарушать чужой патент.

Доходы с лицензирования патентов давно являются заметной статьей бюджета крупных корпораций. Но в последнее время это портфолио патентов все чаще выступает оружием, которое используют для борьбы с конкурентами. Типовая схема — установить нелепо высокие патентные отчисления либо не выдавать лицензию на запатентованную технологию и в судебном порядке требовать запрета продажи конкурирующей продукции. По мере распространения подобной практики патентная система явно перестает помогать прогрессу. Добавляет печали и тот факт, что в череде патентуемых идей качество давно уже проиграло количеству. Патентуют всё — от «Дизайн устройства в виде экрана с тонкой черной рамкой вокруг» до «Грубо нарисованная схема хитро вывернутой клавиатуры, которую никто не будет производить, но мы на всякий случай запатентуем на будущее». В условиях, когда низкое качество проверки позволяет запатентовать общеизвестные и очевидные вещи, а также полуабстрактные и плохо проработанные концепции, стать нарушителем патентов вообще элементарно.

Все вышесказанное оставалось бы набором любопытных фактов, если бы не влияло на выпуск совершенно конкретных гаджетов и прошивок к ним. Например, у нас и в Германии продаются разные вариации 7-дюймового планшета Samsung Galaxy Tab. Проиграв в немецком суде дело о схожести дизайна Tab 10.1 с запатентованным дизайном iPad, корейцы вышли из положения, выпустив для этого рынка немного другой вариант корпуса. Такой путь — «изобретать в обход патента» — на самом деле очень распространен в мире техники. Например, долгие годы экраны на основе электронных чернил производила единственная компания, имевшая патент на эту технологию. Удивимся ли мы, узнав, что она держала монопольно высокие цены? Ситуация стала меняться только после того, как хитрые китайцы придумали альтенативные чернила. Запатентованный e-ink состоит из капсул с прозрачной жидкостью, в которых плавают черные и белые гранулы, управляемые электрическим полем. В китайских чернилах всё вообще по-другому — жидкость не прозрачная, а черная, и внутри плавают только белые гранулы, управляемые электрическим полем. Совсем, совсем другая технология. Незапатентованная. Кстати, компания SiPix, придумавшая новые чернила, формально калифорнийская. Но крупнейший инвестор — AU Optronics, поэтому я буду настаивать на «хитрых китайцах».

Кроме «изобретения в обход» нередко применяется и «безжалостное урезание». Так, в апреле этого года могли бы прекратиться поставки смартфонов HTC в США. Правда, скорей всего, этого не случится, поскольку запатентованная технология Apple, которая позволила выиграть суд, к этому времени будет исключена из прошивки смартфонов. Возможно, конечно, владельцы смартфонов этому не обрадуются — речь об автоматическом наборе номеров и легкой оправке e-mail, если телефон или адрес указаны в тексте веб-страницы. Придется их копировать-вставлять вручную, да. Сама Apple, впрочем, сейчас находится под аналогичной угрозой со стороны Motorola — часть функций iCloud нарушает патенты Moto на мобильную синхронизацию, и как удастся без них обойтись — пока непонятно. По шовинистическим слухам, в последний момент были исключены некоторые функции из Android 4.0, в частности ряд возможностей голосового управления.

Вообще иски против Motorola, HTC и Samsung большей частью направлены на борьбу с Android. Но саму Google вызвать в суд рискнули только в Oracle — виртуальная машина Dalvik нарушает целую пачку патентов Sun на Java-технологии. Хотя Oracle, скорей всего, выиграет это дело и получит существенную компенсацию, опасаться «запрета Android» не стоит — цена вопроса не настолько высока и у Oracle нет никакой необходимости убирать с рынка операционную систему. Кстати, одна из основных версий о том, зачем Motorola Mobility была продана поисковому гиганту, гласит, что компанию купили за сильное портфолио патентов: они могут пригодиться для «зонтичной защиты» Android-производителей от исков со стороны конкурентов — в первую очередь Apple и Microsoft.

Вернемся, впрочем, к юридическим баталиям. Когда о патентной коллизии становится известно при создании продукта, можно получить лицензию либо изобрести обходной путь и не использовать запатентованную технологию. Но часто коллизия обнаруживается уже после выпуска продукции. В прошлом десятилетии такого рода вопросы обычно по-тихому решались договором о кросс-лицензировании или платном лицензировании. Но в последние годы из этого стали делать театрализованные шоу. Держатель нарушенного патента первым делом обращается в суд. Суд выбирается в одной из стран с жестким патентным законодательством и имеющейся репрессивной судебной практикой по патентным делам. Для разминки, еще до вынесения приговора по делу, истец требует полного запрета на продажу продукции ответчика, нарушающей его патенты. Именно это упражнение уже не раз проделала Apple в своей войне с Samsung. Что интересно, сходство интерфейса и визуальных эффектов в i-изделиях и линейке Samsung Galaxy наблюдатели находили еще в Galaxy S. Но только год спустя Apple пошла по судам. Это, на мой взгляд, подтверждает, что речь не идет просто о деле принципа — началась борьба с конкурентом, как только его доля рынка стала заметна и появилась весомая угроза продажам.

Разумеется, по имеющейся доброй традиции Samsung наградила Apple встречным иском. Правда, копирование дизайна калифорнийцам «пришить» было бы проблематично, поэтому Samsung ступила на зыбкую почву и стала потрясать своими патентами на беспроводные технологии связи и прочую микроэлектронику. Здесь ситуация еще сложнее, поскольку все ключевые игроки (Nokia, Ericsson, Motorola, Samsung, и т.п.) владеют столькими патентами, что могут заблокировать производство любой радиотехники. Именно поэтому, когда разработки этих компаний становятся частью стандарта связи, они присоединяются к соглашению об обязательном и недискриминационном лицензировании (FRAND). То есть обязуются давать лицензию на использование важных для индустрии патентов всем желающим и на одинаковых, приемлемых условиях. Поэтому судебные баталии все чаще строятся вокруг того, относится ли обсуждаемый патент к «важным» и можно ли не выдавать его или выдавать задорого.

Аналогичным образом построены патентные дуэли Apple и Motorola. Вообще, хотя подобного рода судебных дрязг происходит очень много, имена Apple, Nokia и Kodak возникают в списке существенно чаще прочих — эти компании судится практически со всеми. Причем Apple как правило жалуется на дизайн корпуса и интерфейс приложений (хотя суровые патенты на архитектуру ОС и программные интерфейсы тоже представлены в изобилии), Nokia претендует на беспроводные и смартфонные технологии, а Kodak владеет обширным портфолио патентов на цифровое фото. И если для Nokia и Kodak это скорее способ заработка, то частота требований о запрете продаж со стороны Apple показывает, что в компании нашли интересный инструмент для поддержания уникальности своей продукции.

Впрочем, в Apple реально используют запатентованные технологии и интерфейсные решения и лишь отстаивают свое право не видеть их в конкурирующих продуктах. Куда хуже для рынка в целом другие компании — так называемые патентные тролли. Они ничего не производят, и никогда не производили. Они владеют патентами, покупают их и ведут всего один род деятельности — судятся, добиваясь выплаты компенсаций. Весьма любимы этими компаниями небольшие города на востоке Техаса, например Маршалл. Тамошние суды быстро разбирают патентные дела и очень часто объявляют претензии истца обоснованными. Выкупая по дешевке разнообразные патенты, тролли поджидают удобного момента и выискивают уязвимые компании из различных сфер, чтобы предъявить максимально болезненный иск. Например, канадская RIM была вынуждена выплатить малоизвестной компании NTP 612 млн долларов под угрозой отключения серверов Blackberry. Этот легализованный шантаж обрел большой размах в последнее десятилетие, и именно в США с их недостаточно здравыми нормами патентного права и большими масштабами инновационной экономики это ощущается как болезненная проблема.

Читать еще:  Российские дистрибьюторы ограничили продажи ПО Microsoft из-за санкций

Радикальные реформаторы говорят, что патентная система изжила себя и в нынешнем виде не помогает прогрессу, а препятствует ему. В качестве наиболее «звенящего» примера называются фармацевтические компании, которые с помощью патентов поддерживают высокие цены на жизненно важные препараты и, например, препятствуют дешевому лечению СПИДа в африканских странах. Типовым предлагаемым решением накопившихся проблем является выкуп всех инноваций государством с выплатой определенной компенсации разработчикам и дальнейшей передачей изобретений в общественное пользование. Учитывая тяжелые проблемы всех экономик мира, подобное решение является утопией и нереализуемо в мировом масштабе в сколько-нибудь обозримом будущем.

Куда более реалистичным кажется пересмотр «карательных» мер, предусмотренных нынешним патентным законодательством. Если размер ущерба от нарушения патента всегда будет рассчитываться с учетом реального применения в компании истца, патентные тролли уйдут в прошлое. Принятая в ряде европейских стран норма об аннулировании неиспользуемых патентов тоже придется кстати. Ну и наконец, запрет на использование запатентованной технологии тоже должен уйти в прошлое. Получать небольшой процент с использования другими — пожалуйста. Эксклюзивность — до свидания.

Публикации

Юлия Шешуряк, журналист сайта ЮРЛИГА.

Какие преимущества и недостатки мобильных устройств, которые юристы применяют для работы? Чем аргументируют юристы свой выбор? Планшет или смартфон более полезен адвокату? Портал ЮРЛИГА провел исследование.

Все чаще на профессиональных публичных мероприятиях, в судах и других учреждениях можно увидеть юристов, активно пользующихся планшетами, смартфонами и другими модными мобильными устройствами.

Но используют ли они достижения технологического прогресса в профессиональных целях или же гаджеты им нужны для того же, для чего и простым смертным: почитать Фейсбук, поиграть в Angry Birds, разложить пасьянс, просмотреть фотографии с лыжного курорта и написать жене SMS, чего хотелось бы на ужин? К счастью юристов, ими не столь сильно интересуются папарацци, чтобы фотографировать издали экраны их телефонов, как это сейчас популярно делать в случае с народными депутатами. Так что оставим темы пристрастий и личной жизни юристов в тайне, и поразмышляем, как различные электронные устройства и технологические новинки могут пригодиться юристам для работы.

Проанализировав ситуацию и пообщавшись с практикующими юристами, приходим к выводу, что за право находиться в арсенале юриста сражаются, прежде всего, планшетные компьютеры и смартфоны.

Планшет

Преимущества. Так как экран планшета по размеру больше, чем экран телефона, с него удобно читать документы, законы, просматривать по необходимости видеозаписи и т.п. Также планшетом можно фотографировать, делать аудиозаписи и снимать видео. Комфортно серфить в Интернете, просматривать юридические новости и форумы. Благодаря виртуальной клавиатуре на планшете можно более-менее быстро набирать тексты — например, составлять иски, да и имейлы клиентам писать намного проще.

Недостатки. Поскольку планшет сочетает в себе много разных функций, это количество негативно влияет на качество. Для развлечений на досуге это значения не имеет, но для работы юриста — важно. Если аудиозапись еще достаточно сносная, то делать фотоснимки уже не так удобно, особенно если нужно переснять документы, материалы дела. Планшет в карман не положишь, он занимает достаточно много места, немало весит и очень заметен в руках. Если нужен одновременный доступ ко многим документам (например, в ходе судебного заседания), все же удобнее будет пользоваться предварительными распечатками. Проблемным может оказаться и доступ к Интернету, если планшет поддерживает только вай-фай.

Имидж. С планшетом юрист выглядит солидно, богато и продвинуто. Особенный шик — зачитывать с планшета речь на юридической конференции. Главное, случайно не попасть пальцем на неправильные «кнопочки».

Мнения. «На планшетах можно не теряя времени готовить иски и другие процессуальные документы, пока сидишь в коридоре и ждешь судебного заседания. Но это сейчас происходит не массово, ведь юристы консервативны, а может просто еще не осознали, что это удобно», — адвокат Клим Братковский.

«Пока другие адвокаты допрашивают участника процесса, можно на планшете в Ворде набирать и корректировать свои вопросы. Также в планшете хранится законодательная база и материалы дела, в которые всегда можно заглянуть, а при необходимости и мотивированное ходатайство написать», — адвокат Андрей Осипов.

«Надо иметь нечто более надежное, чем планшет. Часто бывает так, что на обысках видеокамеру просто выбивают из рук. Представьте, что в такой ситуации было бы с планшетом», — адвокат Олег Веремеенко.

«Многие коллеги используют планшеты, хотя, на мой взгляд, для мобильной работы они не очень удобны и больше служат неким аксессуаром, подчеркивающим достаток, нежели устройством, помогающим в работе», — адвокат Ростислав Кравец.

Смартфон

Преимущества. Смартфон — более универсальное устройство. Компактнее, чем планшет, оно чаще всего превосходит его по качеству камеры, возможностях аудиозаписи. В смартфоне практически всегда есть доступ к Интернету, он занимает немного места. Наловчившись, на смартфоне можно научиться набирать не только сообщения и письма, но и достаточно большие тексты. Современный смартфон способен выполнять те же функции, что и планшетный компьютер. Существует множество полезных программ для смартфонов, в том числе и юридических (базы законов).

Недостатки. Смартфон — все-таки мобильный телефон, хоть и «умный». Небольшой экран может затруднить пользование многими нужными юристу функциями.

Имидж. Современный смартфон по достоинству оценят коллеги и зажиточные клиенты, и в то же время он не будет лишний раз раздражать тех клиентов, которые не толерантны к уровню благосостояния юриста.

Мнения. «При помощи смартфона очень удобно контролировать дела, календарь судебных заседаний. Кроме того, довольно полезным является сборник кодексов и законов, который также можно установить в телефоне, — в некоторых случаях бывает очень кстати иметь под рукой текст того или иного нормативного акта», — адвокат Ростислав Кравец.

«У меня смартфон с Интернетом и программа с базой законодательства. Смартфоном можно делать и фото, и видео, и использовать в качестве диктофона. Для копирования дел все же лучше применять фотоаппарат, но есть и смартфоны с мощными камерами», — адвокат Клим Братковский.

«Судебным юристам (когда у тебя по 2-3 заседания в день в разных частях города-миллионника) следует иметь карту на смартфоне, чтобы знать, как вовремя добраться до места происшествия — поехать на наземном транспорте, или, скажем, воспользоваться метро», — адвокат Олег Веремеенко.

Альтернативный вариант — иметь все устройства отдельно (телефон, диктофон, фотокамера, нетбук).

В принципе, так и было до появления многофункциональных устройств, совмещающих в себе все эти возможности. До сих пор это самый распространенный способ соприкосновения юриста с технологиями.

Польза. Устройство с одной функцией обычно качественнее и долговечнее. Поломка такого девайса — это потеря всего одной возможности, тогда как поломка планшета или смартфона временно лишит юриста сразу нескольких возможностей — например, фиксировать ход судебного заседания на диктофон, фотографировать материалы дела, оперативно найти нужный нормативно-правовой акт.

Недостатки. Несколько девайсов занимают много места, их все неудобно постоянно носить с собой, а сделать запись или фото в рабочих целях может понадобиться в любой момент.

Имидж. Ореолом опытности, таинственности и многофункциональности будет окружен юрист, экипированный различными устройствами. А чтобы не носить все гаджеты в портфеле, можно разложить их в карманы жилета в стиле Анатолия Вассермана.

Мнения. «Для мобильной работы с документами значительно удобнее использовать нетбук, нежели планшетный компьютер», — адвокат Ростислав Кравец.

«Фото, видео или аудио лучше делать отдельными устройствами. Материалы дела я иногда фотографирую смартфоном, но лучше все же фотоаппаратом», — адвокат Андрей Осипов.

«Более практично иметь все по отдельности. Для работы адвоката полезно приобрести маленькую видеокамеру (особенно когда едешь на обыски и т.д.), которая делает запись в HD. Также желательно брать ноутбук в суд — например, если нужно будет скопировать диск с видеодоказательствами по уголовному делу. Главная задача в любом уголовном деле — сразу все материалы сфотографировать и переписать себе все видео, потому что потом все интересное «съедают мыши» в архиве суда, и дела переписывают по несколько раз. Обязательно нужно иметь цифровой диктофон — потому что все эти фиксации зачастую сами судьи или прокуроры портят, чтобы уничтожить доказательства. переписывают свидетельства очевидцев, свидетелей, как им заблагорассудится. Поэтому диктофон — это вещь, с которой надо ходить днем и ночью. Альтернативой может быть хороший смартфон», — адвокат Олег Веремеенко.

Сила бренда

В процессе выбора мобильного устройства важным является также и вопрос бренда. Юристы тоже люди, поэтому следуют модным тенденциям, отдавая предпочтение продукции имени Стива Джобса.

Интересное исследование провела Американская ассоциация адвокатов, изучив, какие гаджеты популярны среди юристов (результаты за 2012 год были опубликованы в рамках ежегодного исследования Legal Technology Survey). Ожидаемо лидирует продукция Apple — почти половина респондентов для работы использует iPhone. За ним идут популярные бизнес-смартфоны BlackBerry (их выбирают 30,8%), устройства на платформе Google Android (18,4%) и Microsoft Windows (чуть больше 1% респондентов). Планшеты используют 33,1% респондентов, при этом 90% из них — Apple iPad.

Сотрудники юридических фирм давно начали приносить личные девайсы на работу и требуют соответствующей технической поддержки. Важно, чтобы любое устройство, подключаемое к сети фирмы и используемое фирмой для внутренней работы и работы с клиентами, было «управляемым».

Нелегкий выбор

Каким мобильным устройством юристам удобнее пользоваться для работы — каждый для себя решает сам. Одним больше подходит смартфон, другим — планшет, а третьи имеют в арсенале оба девайса и даже больше. Кроме того, юристы могут так или иначе применять в работе и флэш-накопители, и mp3-плееры (которые имеют функцию диктофона), и даже электронные книги (почитать на досуге новые законы или аналитику).

Стоит отметить важную деталь: мобильные устройства больше всего полезны в работе конкретной категории юристов — адвокатам (особенно тем, кто занимается уголовными делами).

Юристы, которые не занимаются судебной практикой, могут смело ограничиться стационарным ПК или ноутбуком, хотя не помешает иметь и смартфон с возможностью всегда оставаться на связи с клиентами не только по телефону, но и по Интернету. Если же такой юрист планирует много работать с документами и набирать тексты вне своего рабочего места, то ему будет удобнее носить с собой не планшет, а маленький нетбук.

Следует также уделить особенное внимание сохранности данных, занесенных в мобильные устройства. И речь не только об утере данных из-за поломки девайса. Потеря планшета, смартфона или даже флэшки с документами может стать причиной разглашения конфиденциальной информации клиентов.

Как юристы смартфоны делали

Вообще патент — очень интересная и полезная штука. Изобретатель чего-либо описывает детали своего изобретения и регистрирует их в уполномоченном патентном бюро. Если изобретение признано новым и полезным, то патент выдается, и без разрешения держателя патента (изобретателя) никто не имеет права пользоваться запатентованной технологией. При этом сама суть изобретения публична, с ним могут ознакомиться все желающие. Это очень важно. Общественная польза патентной системы в том, что изобретения не держатся в секрете и не уходят с изобретателем в могилу, а становятся общеизвестными и могут использоваться для дальнейшего прогресса. При этом изобретатель все же может получить выгоду от своей работы, либо продавая продукты, основанные на своем изобретении, либо платно передавая разрешение на использование изобретения третьим лицам. Также у патента есть срок действия (обычно 20 лет), после которого изобретение становится общественной собственностью и не требует лицензирования.

Читать еще:  Чипы американских фирм и приложения Google вскоре вновь появятся на смартфонах Huawei

Неочевидный, но важный момент: наличие патента необязательно дает изобретателю право делать запатентованную вещь, например, если какая-то ее часть запатентована ранее. Классический пример: у Леонардо есть патент на мышеловку, у Томаса — патент на усовершенствованную мышеловку. Без разрешения от Леонардо, Томас не имеет права делать свою улучшенную мышеловку, потому что суть механизма запатентована не им. Но и Леонардо не может внести улучшения в свою конструкцию без разрешения Томаса. Выход для них обоих — взаимное лицензирование.

Схема выглядела вполне идиллически сто-сто пятьдесят лет назад, когда началась стандартизация патентного права. Но в современном мире технологий, где конечная продукция состоит из тысяч деталей и неочевидных кирпичиков (сложных техпроцессов, больших программных комплексов и т.п.), произвести готовое устройство и не нарушить чей-либо патент очень, очень проблематично.

Вы когда-нибудь играли с кошкой при помощи лазерной указки? Вероятно, вы нарушили чей-то патент…

Разумеется, при создании техники проводится большая исследовательская и изобретательская работа. Бюджеты подразделений R&D нередко исчисляются миллиардами долларов, а в активе крупнейших мировых производителей техники — десятки тысяч патентов, и их число растет ежегодно. Ориентироваться в этом море патентов не может никто, тем более что они не централизованы и выдаются в каждой стране отдельно. Поэтому, пока исследователи получают патенты, команды внедрения то и дело ненароком нарушают чьи-то чужие патенты — даже несмотря на то, что в начале разработки производятся соответствующие проверки. В подавляющем большинстве случаев это остается безнаказанным, потому что держатель патента так и не узнает о нарушении или не имеет возможности принять меры. Но если нарушение патента вскрывается, держатель патента имеет право установить лицензионные отчисления с каждой произведенной в будущем единицы продукта, а также получить компенсацию с каждой ранее выпущенной в нарушение патента единицы продукта. Разумеется, если о необходимости использовать запатентованную другими технологию известно заранее, соответствующую лицензию приобретают изначально, чтобы не нарушать чужой патент.

Доходы с лицензирования патентов давно являются заметной статьей бюджета крупных корпораций. Но в последнее время это портфолио патентов все чаще выступает оружием, которое используют для борьбы с конкурентами. Типовая схема — установить нелепо высокие патентные отчисления либо не выдавать лицензию на запатентованную технологию и в судебном порядке требовать запрета продажи конкурирующей продукции. По мере распространения подобной практики патентная система явно перестает помогать прогрессу. Добавляет печали и тот факт, что в череде патентуемых идей качество давно уже проиграло количеству. Патентуют всё — от «Дизайн устройства в виде экрана с тонкой черной рамкой вокруг» до «Грубо нарисованная схема хитро вывернутой клавиатуры, которую никто не будет производить, но мы на всякий случай запатентуем на будущее». В условиях, когда низкое качество проверки позволяет запатентовать общеизвестные и очевидные вещи, а также полуабстрактные и плохо проработанные концепции, стать нарушителем патентов вообще элементарно.

Все вышесказанное оставалось бы набором любопытных фактов, если бы не влияло на выпуск совершенно конкретных гаджетов и прошивок к ним. Например, у нас и в Германии продаются разные вариации 7-дюймового планшета Samsung Galaxy Tab. Проиграв в немецком суде дело о схожести дизайна Tab 10.1 с запатентованным дизайном iPad, корейцы вышли из положения, выпустив для этого рынка немного другой вариант корпуса. Такой путь — «изобретать в обход патента» — на самом деле очень распространен в мире техники. Например, долгие годы экраны на основе электронных чернил производила единственная компания, имевшая патент на эту технологию. Удивимся ли мы, узнав, что она держала монопольно высокие цены? Ситуация стала меняться только после того, как хитрые китайцы придумали альтернативные чернила. Запатентованный e-ink состоит из капсул с прозрачной жидкостью, в которых плавают черные и белые гранулы, управляемые электрическим полем. В китайских чернилах всё вообще по-другому — жидкость не прозрачная, а черная, и внутри плавают только белые гранулы, управляемые электрическим полем. Совсем, совсем другая технология. Незапатентованная. Кстати, компания SiPix, придумавшая новые чернила, формально калифорнийская. Но крупнейший инвестор — AU Optronics, поэтому я буду настаивать на «хитрых китайцах».

Кроме «изобретения в обход» нередко применяется и «безжалостное урезание». Так, в апреле этого года могли бы прекратиться поставки смартфонов HTC в США. Правда, скорей всего, этого не случится, поскольку запатентованная технология Apple, которая позволила выиграть суд, к этому времени будет исключена из прошивки смартфонов. Возможно, конечно, владельцы смартфонов этому не обрадуются — речь об автоматическом наборе номеров и легкой оправке e-mail, если телефон или адрес указаны в тексте веб-страницы. Придется их копировать-вставлять вручную, да. Сама Apple, впрочем, сейчас находится под аналогичной угрозой со стороны Motorola — часть функций iCloud нарушает патенты Moto на мобильную синхронизацию, и как удастся без них обойтись — пока непонятно. По шовинистическим слухам, в последний момент были исключены некоторые функции из Android 4.0, в частности ряд возможностей голосового управления.

Вообще иски против Motorola, HTC и Samsung большей частью направлены на борьбу с Android. Но саму Google вызвать в суд рискнули только в Oracle — виртуальная машина Dalvik нарушает целую пачку патентов Sun на Java-технологии. Хотя Oracle, скорей всего, выиграет это дело и получит существенную компенсацию, опасаться «запрета Android» не стоит — цена вопроса не настолько высока и у Oracle нет никакой необходимости убирать с рынка операционную систему. Кстати, одна из основных версий о том, зачем Motorola Mobility была продана поисковому гиганту, гласит, что компанию купили за сильное портфолио патентов: они могут пригодиться для «зонтичной защиты» Android-производителей от исков со стороны конкурентов — в первую очередь Apple и Microsoft.

Вернемся, впрочем, к юридическим баталиям. Когда о патентной коллизии становится известно при создании продукта, можно получить лицензию либо изобрести обходной путь и не использовать запатентованную технологию. Но часто коллизия обнаруживается уже после выпуска продукции. В прошлом десятилетии такого рода вопросы обычно по-тихому решались договором о кросс-лицензировании или платном лицензировании. Но в последние годы из этого стали делать театрализованные шоу. Держатель нарушенного патента первым делом обращается в суд. Суд выбирается в одной из стран с жестким патентным законодательством и имеющейся репрессивной судебной практикой по патентным делам. Для разминки, еще до вынесения приговора по делу, истец требует полного запрета на продажу продукции ответчика, нарушающей его патенты. Именно это упражнение уже не раз проделала Apple в своей войне с Samsung. Что интересно, сходство интерфейса и визуальных эффектов в i-изделиях и линейке Samsung Galaxy наблюдатели находили еще в Galaxy S. Но только год спустя Apple пошла по судам. Это, на мой взгляд, подтверждает, что речь не идет просто о деле принципа — началась борьба с конкурентом, как только его доля рынка стала заметна и появилась весомая угроза продажам.

Разумеется, по имеющейся доброй традиции Samsung наградила Apple встречным иском. Правда, копирование дизайна калифорнийцам «пришить» было бы проблематично, поэтому Samsung ступила на зыбкую почву и стала потрясать своими патентами на беспроводные технологии связи и прочую микроэлектронику. Здесь ситуация еще сложнее, поскольку все ключевые игроки (Nokia, Ericsson, Motorola, Samsung, и т.п.) владеют столькими патентами, что могут заблокировать производство любой радиотехники. Именно поэтому, когда разработки этих компаний становятся частью стандарта связи, они присоединяются к соглашению об обязательном и недискриминационном лицензировании (FRAND). То есть обязуются давать лицензию на использование важных для индустрии патентов всем желающим и на одинаковых, приемлемых условиях. Поэтому судебные баталии все чаще строятся вокруг того, относится ли обсуждаемый патент к «важным» и можно ли не выдавать его или выдавать задорого.

Аналогичным образом построены патентные дуэли Apple и Motorola. Вообще, хотя подобного рода судебных дрязг происходит очень много, имена Apple, Nokia и Kodak возникают в списке существенно чаще прочих — эти компании судится практически со всеми. Причем Apple как правило жалуется на дизайн корпуса и интерфейс приложений (хотя суровые патенты на архитектуру ОС и программные интерфейсы тоже представлены в изобилии), Nokia претендует на беспроводные и смартфонные технологии, а Kodak владеет обширным портфолио патентов на цифровое фото. И если для Nokia и Kodak это скорее способ заработка, то частота требований о запрете продаж со стороны Apple показывает, что в компании нашли интересный инструмент для поддержания уникальности своей продукции.

Впрочем, в Apple реально используют запатентованные технологии и интерфейсные решения и лишь отстаивают свое право не видеть их в конкурирующих продуктах. Куда хуже для рынка в целом другие компании — так называемые патентные тролли. Они ничего не производят, и никогда не производили. Они владеют патентами, покупают их и ведут всего один род деятельности — судятся, добиваясь выплаты компенсаций. Весьма любимы этими компаниями небольшие города на востоке Техаса, например Маршалл. Тамошние суды быстро разбирают патентные дела и очень часто объявляют претензии истца обоснованными. Выкупая по дешевке разнообразные патенты, тролли поджидают удобного момента и выискивают уязвимые компании из различных сфер, чтобы предъявить максимально болезненный иск. Например, канадская RIM была вынуждена выплатить малоизвестной компании NTP 612 млн долларов под угрозой отключения серверов Blackberry. Этот легализованный шантаж обрел большой размах в последнее десятилетие, и именно в США с их недостаточно здравыми нормами патентного права и большими масштабами инновационной экономики это ощущается как болезненная проблема.

Единственный патент Майкла Джексона: иллюзия преодоления гравитации

Радикальные реформаторы говорят, что патентная система изжила себя и в нынешнем виде не помогает прогрессу, а препятствует ему. В качестве наиболее «звенящего» примера называются фармацевтические компании, которые с помощью патентов поддерживают высокие цены на жизненно важные препараты и, например, препятствуют дешевому лечению СПИДа в африканских странах. Типовым предлагаемым решением накопившихся проблем является выкуп всех инноваций государством с выплатой определенной компенсации разработчикам и дальнейшей передачей изобретений в общественное пользование. Учитывая тяжелые проблемы всех экономик мира, подобное решение является утопией и нереализуемо в мировом масштабе в сколько-нибудь обозримом будущем.

Куда более реалистичным кажется пересмотр «карательных» мер, предусмотренных нынешним патентным законодательством. Если размер ущерба от нарушения патента всегда будет рассчитываться с учетом реального применения в компании истца, патентные тролли уйдут в прошлое. Принятая в ряде европейских стран норма об аннулировании неиспользуемых патентов тоже придется кстати. Ну и наконец, запрет на использование запатентованной технологии тоже должен уйти в прошлое. Получать небольшой процент с использования другими — пожалуйста. Эксклюзивность — до свидания.

Автор — главный редактор журнала Mobile Digital

Штрафы за игнорирование установки приложения «Социальный мониторинг»

Нахожусь в квартире с людьми у которых тест на COVID-19 показал положительный результат.

Я расписался в постановлении об изоляции (+ меня ещё сфотографировали), в котором указано, что мне нельзя выходить из дома, нужно соблюдать профилактические меры и т.д.

Вчера пришло смс-сообщение, что мне необходимо установить приложение «социальный мониторинг».

А сегодня что «Если не установить то придёт штраф 4000 рублей».

Суть приложения в том, что оно отслеживает геопозицию даже если телефон не активен. Из этого приложения несколько раз в день будет приходить сообщение с просьбой пройти аутентификацию путём фотографии (сделать селфи).

Читать еще:  Утечка: расширенный тизер ремейка Mafia: Definitive Edition и полноценный трейлер Mafia II: Definitive Edition

В отзывах к приложению много негативных комментариев о том, что людям приходят штрафы, хотя они сидят дома. Кому-то приходят штрафы, при том, что они не установили приложение.

1) На каком основании я должен установить данное приложение для слежки? Или это всё таки добровольно?

3) Если я ничего никому не должен, приложение не установлю, а штраф всё таки придёт непонятно за что, какие должны быть мои действия, чтобы его оспорить? Нужен протокол штрафа и с ним уже в суд?

1) На каком основании я должен установить данное приложение для слежки? Или это всё таки добровольно?

Обязанность установки данного программного приложения установлена Указом мэра г. Москвы № 51-УМ от 28.04.2020 г.

12.4. Граждан с наличием новой коронавирусной инфекции (2019-nCoV) и совместно проживающих с ними лиц в целях контроля за соблюдением режима самоизоляции (изоляции) на дому по назначению медицинских организаций государственной системы здравоохранения города Москвы или в соответствии с постановлениями санитарных врачей применять технологии электронного мониторинга местоположения гражданина в определенной геолокации, в том числе с использованием технических устройств и (или) программного обеспечения («Социальный мониторинг»), в порядке, установленном Департаментом информационных технологий города Москвы.

За невыполнение требований предусмотрена ответственность по ст. 3.18.1 КОАП Москвы

2. Невыполнение гражданами требований нормативных правовых актов города Москвы, направленных на введение и обеспечение режима повышенной готовности на территории города Москвы, в том числе необеспечение режима самоизоляции, если эти действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемого деяния или не влекут административной ответственности в соответствии с Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях, —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере четырех тысяч рублей.

Кроме того, имелись прецеденты, когда лиц, отказывающихся от выполнения данных правил принудительно укладывали в стационар по решению суда. Но это касалось только лиц с положительным тестом.

Смартфон постоянно отвлекает меня от дел. Как исправиться?

Смартфон — наш верный сообщник в прокрастинации: уведомления и соцсети отвлекают как раз в те моменты, когда мы никак не можем взяться за дело. В реальности гаджет может помочь нам стать продуктивнее, главное — правильно использовать его возможности. На примере новой линейки смартфонов Honor разбираемся, как превратить телефон из врага продуктивности в друга.

Что сделать, чтобы мобильный телефон не мешал работать?

Попробуйте технику Pomodoro: 25 минут вы интенсивно работаете, а 5 минут отдыхаете. Составьте список важных задач и выполняйте их по очереди. После 4 больших интервалов отдохните подольше — около 20 минут.

Автор этого метода Франческо Чирилло отмерял время обычным кухонным таймером, но сейчас вы можете использовать собственный смартфон. Скачайте одно из приложений техники Pomodoro. Они есть для всех платформ, например в AppGallery для смартфонов HONOR и HUAWEI есть Pomodoro Smart Timer — A Productivity Timer App. Такие приложения намного лучше кухонного таймера: можно не только ставить обратный отсчет, но и вести список задач, вычеркивать выполненные, увеличивать или уменьшать отрезки работы, проверять статистику своей продуктивности.

Я автоматически беру смартфон раз в несколько минут и впустую провожу время. Как с этим бороться?

Иронично, но справиться с зависимостью от смартфона поможет он сам. Используйте встроенную функцию «Цифровой баланс» в HONOR, чтобы определить основную проблему. «Цифровой баланс» позволяет посмотреть, сколько вы в целом использовали телефон сегодня или за последнюю неделю, как часто разблокировывали его и сколько времени тратили на каждое приложение. Вы видите свои слабые места и можете выработать тактику. Например, если вы автоматически снимаете телефон с блокировки и сразу же блокируете снова, приучитесь сразу спрашивать себя: «Зачем мне сейчас доступ к телефону?»

Когда вы определили, что вас отвлекает в смартфоне, разделите «отвлекающие» приложения и нужные для работы с помощью функции второй учетной записи. Во второй учетке можно собрать личные почтовые аккаунты, приложения соцсетей, галерею фотографий. Настройте доступ в дополнительную учетную запись по ПИН-коду или отпечатку пальца. Кстати, эта же опция поможет скрыть конфиденциальные данные от посторонних, у которых есть доступ к телефону.

Коллеги звонят и пишут в нерабочее время, я боюсь звонка своего телефона, мне плохо. Что делать?

Используйте опции самого смартфона:

  • настройте режим «не беспокоить» в сочетании с включением по расписанию. Пусть звук телефона отключается, например, с 21:00 до 07:00. Будильник в этом режиме работает;
  • если боитесь пропустить звонок, сообщение от начальства или родственников, добавьте их контакты в разрешенные;
  • включите оповещение о настойчивых звонках: телефон издаст сигнал только в том случае, если абонент позвонил больше 1 раза в течение 3 минут.

Еще одна полезная опция — голосовое уведомление о сообщении и вызове. Смартфон скажет, кто вам написал, а может и зачитать сообщение вслух, если попросите. Удобно, если заняты руки — например, когда месишь тесто или красишь забор.

Мне некогда возиться с десятком разных приложений, а оптимизировать работу хочется. Чем поможете?

Потратьте немного времени, чтобы настроить смартфон под себя. Подумайте, чего вам не хватает, и загляните в руководство: скорее всего, вы не используете большинство отличных встроенных функций.

Так, в смартфонах серии HONOR режим управления одной рукой уменьшает экран, чтобы было легче набирать текст. Экранная клавиатура Swype способна изучить ваш словарный запас по письмам и постам в соцсетях, чтобы точнее угадывать, что вы хотите написать. Настройка размеров текста и элементов интерфейса, работа с двумя приложениями на одном экране, управление жестами, разблокировка по Bluetooth-устройству, например по фитнес-браслету — превратите свой HONOR в удобный инструмент для решения ваших задач.

Больше всего времени я провожу в смартфоне перед сном. Как избавиться от этой привычки?

Для начала отложите телефон за час до предполагаемого времени отхода ко сну, а взамен возьмите книгу или другое «нецифровое» развлечение. Если не выходит, хотя бы используйте режим защиты зрения, который предотвращает усталость глаз.

Когда ложитесь в кровать, включите приложение с так называемым белым шумом — множеством частот, соединенных в один звук. Белый шум заглушает все другие шумы, особенно если за окном оживленная улица, и помогает уснуть. Можно установить приложение, которое отслеживает фазы сна (Sleep Cycle или Sleepy).

Я готов работать над собой с помощью смартфона. Как превратить полезные намерения в привычки?

Установите приложение, которое будет напоминать о желаемой привычке: например, «Напоминание пить воду», приложение для тренировок или отказа от курения — все они есть в маркете приложений AppGallery. Они будут регулярно напоминать о задаче и фиксировать результаты в календаре: прогресс очень мотивирует продолжать отжиматься по утрам, избегать сахара в кофе, отказываться от сигареты и т. п.

Плюс специализированных трекеров привычек — они не просто регулярно сообщают о задаче, но и помогают с ней справиться именно вам. Так, приложения, которые напоминают попить, рассчитывают оптимальное количество воды для вашего веса в сутки и подсказывают объем каждой емкости.

Вы так пишете, будто смартфон может всё. А с чего мне начать?

В возможностях смартфона сомневаться не приходится: есть даже приложение, которое отпугивает крыс ультразвуком. С чего начать — решать вам, но тут есть пара простых правил.

Первое: определите, что мешает вам больше всего. Может быть, вас беспокоят не уведомления, а сбитый режим сна или бессмысленная проверка соцсетей каждые пять минут. Определились с проблемой — концентрируйтесь на ней. Не стремитесь изменить сразу все привычки: так вы только потеряете мотивацию.

Второе: не пытайтесь решить проблему кардинально. Вам вряд ли удастся за сутки восстановить режим сна или перестать проверять соцсети. Сокращайте проведенное в смартфоне время постепенно, засыпайте каждый день примерно в одно и то же время, а не ровно в 23:10. Чем жестче рамки, тем сильнее фрустрация от того, что вы не справляетесь.

С новыми смартфонами HONOR 9C, HONOR 9A и HONOR 9S вы сможете пересмотреть свои взаимоотношения с девайсами. Смартфоны линейки HONOR при небольшой цене обладают высокой производительностью и достойной камерой, способной снимать в любых условиях — даже при плохом освещении. Благодаря аккумулятору с емкостью 5000 мАч HONOR 9A способен работать несколько дней без подзарядки — всё, что вам нужно, будет под рукой. Возможность бесконтактной оплаты в 9С и 9А — еще одна опция, которая облегчит жизнь. Полезные приложения и сервисы можно найти в магазине AppGallery — им пользуются уже 400 миллионов человек по всему миру.

Гаджеты в юридическом деле

В планшетах, смартфонах и в мобильных устройствах нуждаются не только простые смертные, но и юристы. Гаджеты им нужны на профессиональных мероприятиях и в судах. Сегодня технологический прогресс позволяет их использование и в профессиональных целях. Ниже рассмотрим, каким образом электронные устройства участвуют в работе юристов.

Какая техника нужна юристу

В современном мире всевозможные гаджеты используются не только для развлечений и общения в социальных сетях. Это мощный инструмент, который незаменим в любой профессиональной работе, особенно для юристов, предоставляющих те или иные юридические услуги. В список услуг может входить реорганизация предприятия в форме присоединения, которое происходит путем слияния субъектов, прекративших существование, и передачи их прав присоединяющему юридическому лицу. Данный способ применяется в тех случаях, когда та или иная структура становится неприбыльной, если на ее балансе имеется достаточное количество нематериальных активов или же объект необходим для дальнейшей эффективности производственного процесса.

Услуга реорганизации предприятия требует проведение со стороны юриста таких процедур, как подготовка документов, регистрация начала процесса, публикация соответствующего объявления, получение и передача свидетельства о прекращении деятельности предприятия и многое другое. Безусловно, без надежной и качественной техники здесь не обойтись. В чем же преимущества и недостатки использования планшетов и смартфонов в юридическом деле?

Планшет

Преимущества. С экрана планшета удобней читать документы, искать законы и просматривать видеозаписи. Планшет позволяет фотографировать и записывать аудиозаписи, снимать видео. Подключение к сети помогает быть в курсе юридических новостей и форумов, а виртуальная клавиатура нужна для набора текстов: исков или электронных писем.

Недостатки. Множество разнообразных функций планшета плохо влияет на качество устройства, что очень важно для работы юриста. В этом случае, при качественной аудиозаписи, фотоснимок документа или материалов дела может пострадать. Большие размеры гаджета не позволяют положить его в карман, вес его немалый и в руках он достаточно заметен. Нет возможности также одновременного доступа ко многим документам. При отсутствии беспроводной сети, и к интернету доступ будет закрыт.

Смартфон

Преимущества. В каком-то смысле, смартфон является более универсальным устройством, а главное компактным, чем планшет. Кстати качество камеры смартфона намного превосходит параметры планшета. То же самое можно сказать о возможностях аудиозаписи. Доступ к интернету постоянный, а наловчившись, кроме сообщений, можно набирать также достаточно большие тексты. В принципе, современному смартфону под силу те же функции, что и планшетному компьютеру. В него можно загрузить множество программ, предназначенных специально для юристов.

Недостатки. Смартфон является мобильным телефоном со множеством функций. Юристу будет нелегко работать на небольшом экране гаджета.

В заключение, отметим, что многие специалисты в юридической сфере все же рекомендуют альтернативный вариант — пользование всеми устройствами, совмещающими в себе различные технологические возможности, отдельно.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector